Способности, успешность субъекта, ресурсы: проблема и модели объяснения

Рассмотрим проблему на примере развитой профессиональной дея­тельности. Вследствие развития техники и технологий обществен­ного производства на рубеже ХІХ и ХХ вв. первыми моделями объ­яснения и оценки способностей (учебных, профессиональных способ­ностей) и успешности не могли не быть именно социотехнические профессии и индивидуальная деятельность. Усложнение и появление новых профессий, сочетание их социальной значимости, наглядной представленности основных действий субъекта, тесная связь действий и успешности, высокая социальная стоимость успешности субъекта определяли не только содержание и форму социального заказа, но также средства и методы научного изучения новых феноменов. Имен-носоциотехническиепрофессиивызываликжизниновыедисципли-ны — психологию труда (психотехнику, индустриальную, промышлен­ную психологию), позже — инженерную и эргономику (Human Factors, Human engineering, Engineering psychology), и сформировавшиеся в их русле понимание профессиональных способностей человека и его как профессионала. За минувшее столетие содержание многих социотехни-ческих профессий радикально изменилось. В функционировании сложных человеко-технических комплексов стали появляться новые, «незапланированные» разработчиками, системные свойства. Становле­ние новых профессий и системных свойств в исторически усложняю­щейся системе «человек—профессия» могут приводить к новым про­фессиональным заболеваниям, деструкциям и деформациям, к сниже­нию профессионального долголетия человека, к уменьшению его стажа работы в организации. На рубеже ХХ и ХХІ вв. все более актуальными становятся необходимость методологической рефлексии как опыта психологии в решении задачобщественной жизни, так и самой мето­дологии решения этих задач.

Проблема способностей в практическом плане чаще предстает в одном из ее аспектов — не как легкость и быстрота овладения дея­тельностью, а как фактор профессиональной успешности. Сделаем очевидные предположения, следующие из работ ведущих специалис­тов: а) способности — одно из условий успешности человека; б) со­держание феномена успешности лишь отчасти «пересекается» с со­держанием способностей; в) положения, выработанные на моделях одних видов деятельности, могут не быть универсальными, отражаю­щими в должном объеме сущностные свойства других.

Изучение способностей в психологии имеет длинную и продук­тивную историю, но «проблемы» остаются. В изучении професси­ональной успешности сложились сходные исторические тенденции: 1. Число детерминант успешности исторически прогрессивно воз­растает. 2. Число составляющих успешности возрастает от триады: результативность, удовлетворенность, психофизиологические затра­ты — к множеству отношений человека с социальной микросредой. 3. Постоянное введение в научный оборот новых понятий не стано­вится радикальным и окончательным решением. 4. Практика реше­ния задачпо оценке профессиональной пригодности и успешности представителей социотехнических профессий с опорой на стандарт­ные методики дает низкие корреляции и лишь с частью шкал (субтестов); в социономических профессиях она часто еще менее эф­фективна. 5. Прогнозы индивидуальной успешности людей более со­стоятельны, чем прогнозы успешности совместной деятельности. Обобщаем: задачи оценки и прогноза профессиональной успешности людей, в том числе — с опорой на оценку их способностей, не подда­ется простым алгоритмам решения.

В методологии науки в последние годы подчеркивается специфи­ка гуманитарных дисциплин, сравнительно с другими: быстрая эво­люция их объектов и др.. Новые социальные и социально-пси­хологические измерения пространства профессиональной деятель­ности субъекта-деятеля необходимо включают личность и активность другого человека. В социономических профессиях активность субъекта направлена уже не только на объект (предмет), но и на дру­гого человека (субъект, личность, индивидуальность), который на протяжении веков понимался как пассивный, низший по иерархии, только воспринимающий, усваивающий, исполняющий, и часто был таковым. Во второй половине ХХ в. функционирование многих про­фессий сопряжено с историческим возрастанием активности, роли, прав третьего субъекта — подчиненного, ученика, слушателя, клиента. Происходит реальное усиление его возможностей воздействия на все процессы создания продукта/услуги первым субъектом — деятелем, производителем товаров или услуг. В середине ХХ в. этот третий, еще относительно пассивный, участник совместной деятельности на­чинает осмысляться в философии как равный. (Второй субъект — руководитель, заказчик, вследствие общественного разделения труда, активен исторически был всегда, участвуя в большей или меньшей степени в управлении деятельностью субъекта-деятеля.) Таким обра­зом, на модели социономических профессий все более актуализиру­ется сущностная характеристика совместной деятельности — интегра­ция активности сосубъектов, минимально — троих, их личностей, по­требностей, представлений, ценностей и др.

В ХХ в. в психологии отристализовались два крупных течения: 1) сциентистское, естественно-научное, и 2) гуманитарное, герменев­тическое. В русле каждого из них разные подходы достаточно адек­ватно отражали отдельные фрагменты психической реальности, но при этом игнорировали как иные фрагменты, так и их отражение в иных подходах. Достижения и ресурсы «чужих» подходов игнорирова­лись. Проблема способностей, в частности, в психологии ме­тодологически и методически решалась исключительно в сциентист-кой традиции, в рамках сциентистской научной парадигмы, с ответ­ствующими следствиями и ограничениями, тогда как ресурсы других научных подходов, «других психологий» до настоящего времени эф­фективно не используются. Размышляя о перспективах изучения про­блемы, обратимся к позиции методолога: «Необходимо широкое по­нимание предмета, позволяющее включить в сферу исследования психическую реальность во всех ее проявлениях. …Недостаточная интеграция… есть следствие отсутствия соответствующего научного аппарата».

Привлечение учеными понятий «ресурсы» и «потенциал» (челове­ка), которые содержательно «пересекаются» с понятием «профессио­нальные способности» (субъекта), отражает становление нового пони­мания человека труда, его ценности, его ответственности и свободы, отличающего от господствовавшего веками прагматичной и утилитар­ной оценки работника. К понятию «потенциал» и «ресурсы» обраща­ются, когда актуализируются социальные контексты профессиональной деятельности человека. Следовательно, неизменно актуальным остают­ся вопросы адекватности предмета психологии ее объекту — объектив­ной реальности. Следовательно, в понимании успешности субъекта (профессиональной, в частности) продуктивными могут быть подходы, дополняющие исторически сложившиеся. Один из них — учет широкого контекста деятельности и жизнедеятельности людей. Необходимо изменение самих «исходных положений», «координат» на­учного анализа. В основу представлений об успешности должны быть положены не отдельные свойства (качества) — способности, мотива­ция и т. п. или их комплексы — ПВК, компетенции и т. п., присущие исключительно отдельному субъекту, легко актуализируемые и проявля­ющиеся спонтанно, а потенциально доступные субъекту свойств (качества), состояния и условия, в том числе свойства среды и других людей, которые субъект может использовать. Наиболее целостным по­нятием, интегрирующим в себе триаду: а) множество потенциальных качеств (свойств) субъекта; б) свойств других субъектов; в) состояний и условий среды — нам видится понятие «ресурсы». Оно может быть естественной психологической «клеточкой» и адекватной психологи­ческой «единицей» анализа целостных фрагментов реальности.

Понимая способности как «функциональные системы» (по В. Д. Шадрикову) и один из видов ресурсов субъекта — интра-субъектные ресурсы, в центр внимания может быть поставлена сово­купность всех актуализируемых условий реальности — свойств, состо­яний, процессов субъекта и его партнеров, условий среды, сопряжен­ных с успешностью рассматриваемого нами субъекта. Согласно предлагаемому подходу за основу анализа избирается понятие, орга­нично связанное с контекстами изучаемой деятельности (профес­сиональной или др.). Внимание психологов чаще сосредоточено на «внутренних условиях» человека (способностях, мотивах, установках и др.) или интрасубъектных, через которые преломляются «внешние причины». Но в предмет исследования могут входить внешние, вне-субъектные условия в их потенции становиться «внутренними усло­виями» — средствами решения задач, функциональными системами.

«Внешние причины действуют через внутренние условия (которые сами формируются в результате внешних воздействий). Изучение внутренних психологических закономерностей, обусловливающих психический эффект внешних воздействий, составляет фундаменталь­ную задачу психологического исследования». Становление новых ресурсов субъекта в процессе его совместной деятельности с другими может стать такой перспективной задачей.

В. А. Толочек, А. В. Толочек