Современные научные исследования проблемы стиля

Акцентируем внимание на принципиальном различии: есть феномены как фрагменты социальной реальности и есть их отображение в научной дисциплине как предмета исследования, в рамках определенной парадигмы и посредством специфического понятийного аппарата представленных как научные проблемы.

Проблема стиля в психологии изучается более полувека в разных, слабо связанных подходах – как когнитивные стиля (КС), эмоциональные (ЭС), индивидуальные стили деятельности (ИСД), стили руководства (СР, стили жизни), саморегуляции и др.

При различии внешних проявлений феномена, представители разных подходов констатируют довольно сходные качественные характеристики стиля. К числу его атрибутов относят:

1) функционирование стиля именно как психологической системы адаптации человека к среде (учебной, производственной, среды своего организма, психики и пр.);

2) интеграцию в стиле индивидуальных особенностей человека («внутренних условий») и «внешних» – условий социальной среды;

3) инструментальный характер, опосредствующий решение задач деятельности;

4) относительную независимость от успешности деятельности;

5) взаимно предполагающие друг друга проявления;

6) связи с активностью человека за пределами изучаемого стиля;

7) стабильность, устойчивость во времени, инвариантность составляющих. С одной стороны, при описании разных стилей, по разному проявляющихся в разных социальных сферах, в независимых исследованиях констатируются довольно сходные их признаки. С другой – более полувека сохраняются парадоксы, присущие едва ли не всем направлениям и подходам. Выделим их.

1. Множество разных, независимых подходов. Долго и последовательно изучая одни стили, ученые «не замечают» исследований других. Представители разных школ, направлений, подходов взаимно равно игнорируют апологетов иных направлений. Сравнительно редкие попытки осмысления феномена стиля как целого в масштабе психологии и интеграции разных его проявлений стиля позиционируются как:

а) выстраивание их иерархии от элементарной биологической (биохимической, физиологической) адаптации до социальной В. С. Мерлиным, И. П. Шкуратовой;

в) как принципиальное разделение разных сфер – эмоционально-аффективнвой, интеллектуальной, продуктивно-деятельностной Д. М. Уарделом и Дж. Ройсом, Дж. Ройсом и А. Повеллом, В. А. Толочком;

с) локальные классификации в рамках одного подхода Б. А. Вяткина, Э. И. Маствилискер, М. А. Холодной и др. Ни одно из предложенных решений не стало общепризнанным.

2. Частичное описание феномена. Даже если постулируется стиль как система, как целое, обычно рассматриваются лишь его отдельные части.

Например, стили руководства (СР) – исключительно как стили руководителя, то есть как стили отдельных субъектов, обеспечивающие их индивидуальную адаптацию к деятельности.

Подчиненные выступают лишь как пассивная масса. 3. Повторяющиеся характеристики в описании разных стилей. При описании разных стилей (КС, ЭС, ИСД, СДО, СР и др.) можно выделить принципиально повторяющиеся в независимых исследованиях их характеристики:

а) связанные с моментами предпочтения определенных физических условий, режимов деятельности;

в) отражающие операци- онно-деятельностный состав конкретной деятельности;

с) «идеальные образования» – когнитивные схемы, стратегии, тактики, доминирующие ценности, смыслы.

В качестве примера выделим характеристики «субъективного предпочтения» в описании и в объяснении сущности феномена стиль. Спустя два десятилетия после начала изучения ИСД Е. А. Климовым В. С. Мерлин выделяет как принципиальный критерий в становлении стиля переживание субъектом «субъективного комфорта», а Е. П. Ильин настаивает как на более адекватном определении стилей именно как «предпочитаемых», а не просто «используемых». М. А. Холодная в критическом анализе состояния проблемы КС постоянно фиксирует момент «предпочитаемый».

В. А. Толочек акцентирует внимание на «предпочитаемых, субъективно удобные условия деятельности» (СУУД) – ключевой характеристике стиля, определяющей всю его последующую структурную и функциональную организацию. Эту характеристику в структуре стиля позже, в 1990-х годах, выделяют Л. Я. Дорфман, А. В. Либин, М. Р. Щукин и др.

4. Эволюция стиля и эволюция его составляющих. Эти вопросы блокируются методологически и методически.

5. Широкий спектр определений стиля.

6. Связи меры структур стиля и успешности субъекта (профессиональной, учебной, спортивной). Эти связи чаще не обсуждается. Стиль чаще мыслится как завершенное целое, после короткой направленной или спонтанной эволюции обретающего свою конечную форму.

7. Методологический консерватизм, методический ригоризм, личностная инертность, ценностная лабильность.

Итак, в изучении феномена стиля можно выделять множество парадоксов. С одной стороны, в исследованиях разных направлений явно проступают общеродовые знаки стиля, с другой – даже в рамках одного направления ученые чаще выносят широкий спектр суждений о сущности стиля, чаще спорят, чем соглашаются относительно общего.

С одной стороны, во всех описаниях на первый план естественно всегда выступает специфика стиля, с другой – во множестве независимых описаний явно просматриваются моменты общего (сходной структурной и функциональной организации, моменты эволюции, связи с успешностью и др.). С одной стороны, игнорирование результатов исследований научных «оппонентов», с другой – крайне некритичное отношение к первоначальным постулатам.

Для понимания становления, развития, функционирования и видоизменения стиля желательно выйти за пределы психологических научных конструкций и обратиться к более широкому контексту. Близкой аналогией и адекватными контекстами анализа можно избрать естественно-научный план – теорию самоподобия, или фракталов.

Понятие «фрактал» обозначает широкий класс топологических форм, главной особенностью которых является самоподобная иерархически организованная структура. Фрактальным строением обладает огромное число объектов и процессов в окружающем нас мире. Хрестоматийные примеры фракталов – кровеносная система, бронхи, лист папоротника, ветви и крона дерева.

Суть принципа самоподобия по Б. Мондельброту: экономичность функционирования программ Природы. В такой аналогии подкупает не столько внешнее сходство «частей» и «целого» разных объектов физической реальности (то же мы констатируем как удивительное сходство в проявлениях разных стилей), но более – простота «программ» воспроизводства феномена и становления его «единиц»: они упаковываются в соответствии с границами и конфигурацией пространства.

Этот принцип обеспечивает управление эволюцией сложного как принципиально простое и двухстороннее – со стороны объекта и среды.

Размышление с опорой на богатую научно-литературную фактографию, на эмпирическую фактографию, полученную в 1981-2010-х годах в наших исследованиях стиля высококвалифицированных спортсменов, управленцев разных уровней, представителей социономических профессий, дает основание для выдвижения рабочих гипотез:

1) Феноменологически есть единое стилевое пространство, в котором разные стили как системы адаптации субъекта к среде по-разному про-являются, воплощаются в разных формах.

2) В организации и функционировании стиля можно различать три иерархические характеристики. Третья – тип организации деятельности (ТОД) и вторая – структура находятся в сильной зависимости от специфики деятельности и квалификации субъекта; первая – субъективно удобные условия деятельности (СУУД), наиболее универсальна и наиболее стабильна. Эта иерархическая характеристика также отражает в себе множество моментов функционирования стиля конкретного субъекта в конкретной среде, но именно «отражает», а не подавляется ее частными и специфичными аспектами.

3) «Единицами» стиля выступают симптомокомплексы трех составляющих – трех иерархических характеристик стиля (ТОД, структуры, СУУД).

4) Правило «единиц»: при становлении новых стилей, а вернее, транслировании фрагментов ранее сложившихся стилей субъекта в новую социальную сферу, «единицы» стиля сохраняются, видоизменяются, дополняются, обогащаются, усложняются, изменяются количественно (например трансляция и видоизменение ИСД как СДО представителя соционо- мической профессии, ИСД как СР).

5) Правило «фракталов»: становление новых стилей происходит согласно принципу и механизмам самоподобия.

6) Мера четкости внутренней организации стиля, т. е., мера согласованности индивидуальности, особенностей деятельности и условий среды, выступает индикатором эффективности деятельности, профессиональной успешности, стабильности, перспективности субъекта.

7) Мера адекватности воспроизводства стиля в его разных формах (проявлениях) есть воплощение универсальности психологической системы, есть отражение уровня профессиональной зрелости субъекта.

Согласно выдвинутым гипотезам, феномен стиля можно представить как довольно простую психологическую систему, построенную на трех основаниях:

а) субъективно предпочитаемых условиях деятельности;

в) специфических для данной деятельности действиях и способах;

с) идеальных регуляторах – когнитивных схемах, стратегиях, ценностях и т. п.

Воспроизводство психологической системы в разных социальных сферах может протекать сравнительно легко и быстро, как спонтанно (руководствуясь преимущественно субъективными предпочтениями), так и направленно, под давлением социальных технологий, побуждающих субъекта осваивать более широкий и более эффективный технический репертуар специфической деятельности.

Такой подход объясняет, почему основные компоненты индивидуального стиля деятельности (ИСД) транслируются как компоненты стиля делового общения (СДО), ИСД субъекта – как компоненты стиля руководства (СР), стиля тренера, стиля спортивного судьи и т. п.

Привлечение разных методов параметрической статистики и их комбинирование при анализе эмпирического материала дает основание для принятия выдвинутых выше рабочих гипотез.

Транслирование стиля как целого в его части или другие формы (т. е. другие проявления) есть становление самоподобных иерархически организованных структур и сохраняющихся принципов их функционирования.

Литературный источник: В. А. Толочек. Феномен и проблема стиля: самоподобие как принцип организации. // Актуальные проблемы теоретической и прикладной психологии: традиции и перспективы: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, г. Ярославль, 19—21 мая 2011 г.: В 3 ч. Ч. III; Российский фонд фундаментальных исследований. — Ярославль: ЯрГУ им. П.Г.Демидова, 2011. — 696 с.

Инфо для авторов