Современные исследования развития самосознания личности курсанта

Исследования развития самосознания человека как динами­ческой системы представлений человека о своих физических, со­циальных, личностных, духовных, интеллектуальных качествах, имеют продолжительную историю в психологии.

Как среди отечественных, так и среди зарубежных исследо­вателей существуют различия в рассмотрении феномена «само­сознание». Но, можно выделить, на наш взгляд, объединяющие их работы общее в исследованиях самосознания, это рассмотре­ние самосознания: как результата осознания человеком собствен­ного «Я»; как процесса собственной активности в организации жизни; как механизма сознательной регуляции собственного по­ведения.

Различия в выделении ведущей характеристики самосознания человека можно объяснить расхождениями в теоретических кон­цепциях, моделирующих внутренний мир человека, а также раз­ными эмпирическими основаниями для поиска точных наимено­ваний ядра самосознания. Сходство взглядов исследователей на феномен «самосознание» является в выделении в самосознании человека важного элемента, во взглядах на самосознание как на сложный развивающийся элемент внутреннего мира человека.

Какие направления исследований особенностей развития са­мосознания курсантов сегодня актуальны? Какие концепции са­мосознания составляют основу современных исследований внут­реннего мира курсантов? Для поиска ответов на эти и подобные вопросы проведен анализ статей участников конференции «Лич­ность курсанта: психологические особенности бытия» (2012 г.), сделанных на секции «Особенности развития самосознания лич­ности курсанта». Кратко опишем найденные ответы.

1. Моделирование сущности феномена «личностная иден­тичность» осуществляют З.И. Рябикина и Г.Г. Танасов, верифи­кацию которой планируется провести в пространстве бытия кур­санта военного училища. В понимании идентичности авторы де­лают акцент не на структурном, а на процессуальном ее понима­нии.

Согласно З.И. Рябикиной и Г.Г. Танасову, личностная иден­тичность – это базовое свойство личности, организующее в еди­ный ансамбль различные ситуационно-личностные образования (социальные роли, суб-личности, представления о себе и др.). Рассмотрение личностной идентичности как процесса предпола­гает постоянный вектор субъектной активности направленной на обретение идентичности, на поддержку и поиск подтверждения личностью своей идентичности в со-бытии с Другими.

Теоретическая модель личностной идентичности (Рябикиной и Танасова) основана на принципе единства личности и ее бытия:

–      активность личности обусловливает развитие идентичности и одновременно сама идентичность в процессе своего становле­ния инициирует активность личности;

–      активность личности в со-бытии порождает для личности человека потребность в поддержке (защите) своей идентичности в ситуациях угрозы идентичности, которые могут быть как объ­ективными, так и субъективными.

Исследователь методологических походов к развитию лично­сти курсантов Т.Ю. Купач отмечает, что существует необходи­мость духовного становления личности курсанта в окружающей его среде, где сущность воспитания и образования заключается в его работе над смыслом и взаимодействием окружающего и на­ходящегося внутри него пространства. Она полагает, что методо­логическим основанием к развитию личности курсантов является принцип «Внутренний мир обогащается внешним, а внешний до­полняется внутренним».

Исследование потенциала курсанта, как считает Ф.В. Маль-чинский, необходимо дополнить изучением особенностей внут­реннего мира курсанта, анализом ориентиров его бытия. Им эм­пирически установлены как общие для всех курсантов, так и осо­бенные ориентиры на становление профессиональной субъектно-сти («Я – летчик», «Я – офицер», «Я – военный летчик»), семей­ной идентичности (определенности и неопределенности в созда­нии собственной семьи).

Таким образом, теоретическое моделирование особенностей внутреннего мира курсанта и его бытия является одним из на­правлений современных исследований развития самосознания личности курсанта, в процессе которого показаны: необходи­мость принципа единства личности и ее бытия для разработки модели личностной идентичности; важность принципа «Внут­ренний мир обогащается внешним, а внешний дополняется внут­ренним» для духовного становления личности курсанта; эври-стичность теоретического конструкта «потенциал курсанта -ориентиры бытия курсанта».

2. Исследуя особенности кризиса гендерной идентичности личности военного летчика, Л.Н. Ожигова рассматривает различ­ные теоретические модели мужской роли в современном общест­ве: через бинарные позиции традиционно мужской роли, различе­ние или комбинации моделей «мужчины-как-знатока» и «мужчи-ны-на-своем-месте», выделения основных компонентов «мужской роли» (необходимость отличаться от женщин; необходимость быть лучше других; необходимость быть независимым и самодос­таточным; необходимость обладать властью над другими) и др.

Анализ моделей позволяет автору предположить, что в про­фессии летчик-офицер степень связи представлений между обра­зом «Я – мужчина» и «Я – профессионал» в структуре самосозна­ния будет высокой. Как следствие, высокая корреляция между об­разом «Я – мужчина» и «Я – профессионал» у военного летчика может порождать не только профессиональный кризис личности, но кризис гендерной идентичности и личностный кризис в целом.

Описание гендерных особенностей логического мышления у курсантов университета МВД представляет М.Г. Алиева: юноши курсанты превосходят девушек в решении математических задач, в точных вычислениях; девушки курсанты превосходят юношей в построении логически-понятийных связей между объектами. За­дачи на логически-понятийное мышление юноши и девушки ре­шают примерно одинаково.

Исследуя гендерные особенности нормативности поведения курсантов первого курса КрУ МВД, Кужильная Е.В. получила эмпирические подтверждения того, что существует взаимосвязь между типом гендерной идентичности и уровнем нормативности поведения личности. У курсантов, имеющих выраженный гендер, соответствующий их половой принадлежности, развитое чувство долга и ответственности, осознанное соблюдение общепринятых моральных правил и норм. У андрогинных курсантов отмечены импульсивность, гибкость по отношению к социальным нормам, высокая степень свободы от их влияния.

Таким образом, одним из направлений современных иссле­дований развития самосознания личности курсанта является ис­следование гендерных особенностей внутреннего мира курсан­тов, касающиеся: связи представлений между образом «Я – муж­чина» и «Я – профессионал» в структуре самосознания курсанта как фактора, который может порождать профессиональный кри­зис личности, кризис гендерной идентичности, личностный кри­зис в целом; особенностей логического мышления; особенностей паттернов нормативного поведения.

3. Исследователи феномена «субъектный возраст» А.С. Мар­ков, М.В. Селезнева считают, что субъективный возраст курсанта определяет его внутреннюю позицию в процессе обучения, его активность, потребность в общении с преподавателем и стиль взаимодействия или противодействия воспитателям. Ими эмпи­рически установлено, что курсанты завышают свой субъективно­го возраст, который связан с завышенной самооценкой интеллек­туального возраста. Как считают авторы, учет профессорско-преподавательским составом военного вуза завышения курсанта­ми субъективного возраста требует от них использования мето­дов андрагогики в учебно-воспитательном процессе.

М.М. Бондаренко исследует свойства самосознания курсан­тов, касающиеся взаимосвязи профессиональной идентичности курсантов и их адаптации к условиям профессионального обуче­ния. Он осуществляет попытку теоретически обосновать положе­ние о том, что у курсанта, который имеет более распространенное представление о будущей профессии, ясно осознает и внутренне принимает себя, как будущего военнослужащего, будет высокий уровень адаптации к условиям обучения в вузе и дальнейшей практической деятельности.

А.К. Дейнекина исследует факторы надёжности деятельности курсанта как способности стабильно и эффективно выполнять профессиональные действия в «нештатной» ситуации Она эмпи­рически установила, что основными факторами надёжности дея­тельности курсанта является эмоциональная стабильность и фру-страционная толерантность.

Таким образом, одним из направлений современных иссле­дований развития самосознания личности курсанта является структурирование профессиональной идентичности курсантов, ее компонентов: связь субъективного возраста с самооценкой ин­теллектуального возраста курсантов; взаимосвязи профессио­нальной идентичности курсантов и их адаптации к условиям профессионального обучения; эмоциональная стабильность и фрустрационная толерантность как факторы надежности дея­тельности курсанта; ответственность как показатель надежности летчика.

4. Особенности личностной и ситуативной тревожности у курсантов первого курса КрУ МВД описаны Т.И. Забродней. Вы­явлено, что у курсантов преобладает ситуативная тревожность, которая сочетается с низким уровнем личностной тревожностью.

Особенности адаптации курсантов на первого курса ВУНЦ ВВС описаны Е.О. Красноголовой. Выявлено, что внутренними условиями психологической адаптации курсанта на первом курсе являются: потребность в «социальной безопасности»; четкая личная цель; устойчивостью к стрессу; представления о тяготах военной службы; зависимость человека от других, от того, как он будет ими принят.

Исследователь профессиональных акцентуаций Мыхлюк Э.И., теоретические обосновывает предположение о том, что продолжительная работа в экстремальных условиях привносит в психику личности пожарного-спасателя некоторые изменения, которые модифицирую индивидуально-типологические характе­ристики, в частности, развивает некоторые профессиональные акцентуации.

Таким образом, одним из направлений современных иссле­дований развития самосознания личности курсанта является опи­сание и теоретическое обоснование отдельных свойств самосоз­нания курсантов и военнослужащих. Можно выделить описание проявлений у курсантов первого курса: личностной и ситуатив­ной тревожности; потребности в «социальной безопасности»; личных целей; устойчивости к стрессу; представлении о тяготах военной службы; зависимости от Других, от того, как будут ими приняты. А также обоснование гипотезы о развитии профессио­нальных акцентуаций.

Подытоживая, перечислим основные направления исследо­ваний развития самосознания личности курсанта, находящиеся сегодня в поле зрения ученых, психологов и преподавателей:

–      теоретическое моделирование особенностей внутреннего мира курсанта и его бытия, обоснование принципов моделирова­ния и эвристичности моделей;

–      исследование гендерных особенностей внутреннего мира курсантов;

–      структурирование профессиональной идентичности кур­сантов, выделение ее компонентов;

–      описание и теоретическое обоснование отдельных свойств самосознания курсантов.

Хорунженко А.Н.

Некрасов С.Д.

г. Краснодар, Россия

Источник: Личность курсанта: психологические особенности бы¬тия: материалы Междунар. науч.-практ. конф. / отв. ред. С.Д. Некрасов. Краснодар: ВУНЦ ВВС «ВВА», Кубанский гос. ун-т, 2012. 275 с. 300 экз.

Инфо для авторов