Решение проблемы откладывания с помощью интернет-консультирования

Интернет-технологии входят в нашу жизнь, постепенно изменяя повседневные привычки людей. Ежемесячно растет количество покупателей интернет-магазинов, пользователей интернет-банков. Люди постепенно привыкают к новому, всё больше ценят удобство и свободу, которые предоставляют формы удаленного оказания услуг Задача повышения доступности психологической помощи связана с переведением тех форм психологической работы, для которых это возможно, в пространство интернет-услуг. Некоторые формы оказания психологических услуг по определенным видам запросов вполне позволяют это делать.

Одним из частых запросов на психологическую помощь сегодня являются проблемы прокрастинации. Дело в том, что в наши дни возрастают требования к личности в части способности к самоорганизации, самомотивации, в части планирования своего времени и равномерного распределения усилий. Нынешнее повышение уровня загруженности и рост требований к эффективности человека приводит к тому, что, по разным оценкам, от 15 до 25% людей испышвают проблемы из-за прокрастинации.

Прокрастинация – от латинского корня «cras» – «завтра» с приставкой «pro», обозначающей продвижение вперед. Англо-русский словарь переводит procrastination как откладывание, запаздывание, неначинание. Прокрастинацию можно определить как упорное нежелание начинать дела, которые пора уже закончить. Проблемы, которые она вызывает, связаны с тем, что откладывание необходимых дел сопровождается нарастанием тревоги из-за их неисполнения, недовольством собой за свою неспособность выполнить необходимое, понижением качества выполнения работ в связи с тем, что к их исполнению приступают в последнюю минуту и сталкиваются с нехваткой времени на качественное выполнение, тщательную проработку запланированного.

По тому, в каких сферах бывают замечены проявления прокрастинации, она подразделяется на: связанную с профессиональной сферой, заботой о здоровье, бытовую, академическую и пр. Она может касаться как непосредственной деятельности, так и протекания психических процессов (например, прокрастинация в принятии решений). При этом один и тот же человек может быть подвержен прокрастинации как в одной, так и во многих сферах, что влечет за собой как локальное осложнение функционирования, так и полную его остановку, внешне проявляющуюся как депрессивное состояние и абулия.

Результаты многочисленных эмпирических исследований свидетельствуют о связи прокрастинации с биологическими факторами (нейротизм, низкий тонус, трудности концентрации внимания и импульсивность), особенностями когнитивной сферы (локусом контроля, иррациональными убеждениями, представлениями о времени), особенностями эмоциональной сферы (беспокойство, тревожность, страх неудачи, депрессия, переживание вины и стыда), особенностями поведения (несформированность учебных навыков, неорганизованность, забывчивость и общая поведенческая ригидность). Было исследовано влияние на возникновение промедления характеристик самого задания (неинтересность, сложность, последующая оценка). Не было выявлено связи прокрастинации с такими социальными факторами, как уровень образования и гендерные особенности. Не исследовалась связь прокрастинации с таким социально-психологическим феноменом, как социометрический статус личности в группе.

Привычка затягивать выполнение необходимых дел, привычка оправдывать свое промедление внешними причинами, характерная для прокрастинаторов, повышает риск возникновения у субъекта такой неблагоприятной особенности, как выученная беспомощность, за которой следует снижение самооценки и углубляющееся нарушение эмоциональной сферы вплоть до невроза. Тревожность, как черта личности, предполагающая обеспокоенность по поводу широкого спектра жизненных явлений, может служить предпосылкой прокрастинации, субъективно увеличивая важность и сложность предстоящей деятельности, вызывая сомнения в собственных силах и желание отложить их выполнение, оттягивая момент неприятного события. Исследование Карловской Н.Н. – Барановой Р.А. описывает связи прокрастинации с ситуативной и личностной тревожностью. Исследуется характер связи общей и академической прокрастинации с ситуативной и личностной тревожностью у студентов разного уровня учебной успеваемости. Устойчивое чувство собственной, личной безопасности, чувство уверенности являются залогом душевного здоровья и успешной деятельности. При столкновении с многочисленными трудностями, не обладая навыками их преодоления, прокрастинатор может отказаться от своих жизненных планов, начать считать себя заурядной личностью, резервы и способности которой уже исчерпаны. Неуверенный в себе человек находится в напряженном состоянии тревоги и беспокойства за результаты своих действий, отказывается от вполне реальных целей, низко оценивает свои возможности. Это делает его подверженным прокрастинации, которая, в свою очередь, затрудняет совершение таким человеком необходимых действий, повышающих его эффективность (А. Бандура) в целом и потому способных повлиять на рост его самоуважения и чувства наличия собственных возможностей (в противоположность состоянию выученной беспомощности).

В научной психологии проведен детальный разбор психической природы тревожности (Н.Д. Левитов, Ч. Спилбергер, З. Фрейд, К.Э. Изард). Тревожность рассматривается в качестве раннего сигнала об опасности. На психическом уровне тревожность переживается как чувство неопределенности, незащищенности, грозящей неудачи и т.п., без конкретизации характера угрозы. Именно эта невозможность локализации источника опасности способствует появлению у человека в состоянии тревоги внутреннего напряжения, предчувствия несчастья и беды, дискомфорта. Это, безусловно, увеличивает трудность выполнения задач, которые личность ставит перед собой. Отличительной чертой прокрастинации является эмоциональный дискомфорт.

По поводу связи личностной и ситуативной тревожности и прокрастинации интересно исследование Карловской Н.Н. – Барановой Р.А., которое показывает, что, вопреки ожидаемому, не просматривается связь между низкой успеваемостью и общей и академической прокрастинацией. У студентов с невысоким уровнем успеваемости хроническое откладывание выполнения академических заданий не обязательно сопровождается прокрастинацией в других сферах жизни. Более высокие показатели тревожности у студентов с низкой успеваемостью связаны скорее не с избеганием заданий, а с другими сторонами учебной деятельности; в то же время откладывание выполнения далеко не всегда усиливает тревожность. В группе студентов с высокой успеваемостью обнаружены положительные корреляции общей и академической успеваемости, а также академической успеваемости с личностной и ситуативной тревожностью. Т.е. можно ожидать, что у отличников прокрастинация выступает как устойчивый паттерн поведения в гораздо большем числе случаев, чем у троечников, поскольку проявления откладывания характерны для них не только в учебе, но и в других сферах (чем выше академическая прокрастинация, тем выше общая). Именно в группе отличников общая прокрастинация оказалась в большей степени связана с тревожностью (и ситуативной, и личностной), при этом академическая прокрастинация обнаружила связь с личностной тревожностью. Этот факт согласуется с данными зарубежных исследований о том, что тревожность как черта личности может служить детерминирующим фактором прокрастинации.

Приведенное исследование А.М. Прихожан так важно для нас, потому что дает обширный и подробный материал о различных проявлениях тревоги как состояния и тревожности как свойства личности. Низкая эффективность в слабоструктурированной деятельности, лень, свойственная высокотревожным испытуемым, позволяют нам предполагать, что при наличии подобных поведенческих проявлений не обходится без прокрастинации, именно черты этого явления в обыденном языке часто обозначаются как лень и неэффективность.

Наиболее глубокое исследование прокрастинации, включающее рассмотрение ситуативных, индивидуально-личностных и индивидных факторов, способных оказывать влияние на ее проявления, осуществила Варваричева Яна Игоревна. В ее статье приводятся результаты исследований, посвященных выявлению связи перечисленных факторов с прокрастинацией. Автор отмечает, что субъективное эмоциональное переживание прокрастинации чаще всего оценивается как негативное. В частности, оно характеризуется возрастающей тревожностью, чувством вины, неуверенностью в позитивном разрешении ситуации. Временные рамки и ожидания окружающих обычно усиливают тревогу, создают нервозную обстановку, портят самочувствие и при этом отнюдь не способствуют скорейшему разрешению ситуации. Нарастающий страх перед осознаваемыми субъектом негативными последствиями прокрастинации чаще всего оказывает на него не мобилизующее, а, скорее, парализующее воздействие, заставляя откладывать запланированные действия снова и снова. В исследовании Варваричевой Я.И. приводятся исторические корни исследования феномена прокрастинации. Автор утверждает, что наиболее ранние упоминания о прокрастинации относятся приблизительно к 800 г. до н.э. (и принадлежат Гесиоду), дается подробная классификация известных на сегодня форм прокрастинации, характеризуются различные современные направления исследования прокрастинации.

Варваричева Я.И. приводит данные о том, что 95% американских студентов время от времени откладывают дела «на потом» (Ellis A., Knaus W. J.); что 46% учащихся откладывают выполнение по крайней мере половины учебных заданий (Specter M.H., Ferrari J. R.); что от 15 до 25% всех людей страдают от собственной прокрастинации и, по данным Дж. Хариотт и Дж. Феррари, на протяжении последних 30 лет число таких людей растет (Kachgal M.M., Hansen L.S., Nutter K.J.), что согласуется с данными, свидетельствующими об усилении других форм недостаточной саморегуляции (склонности к ожирению, увлечению азартными играми и т.п.). Именно этим вызван интенсивный рост числа исследований, посвященных феномену прокрастинации. Поэтому было создано общество исследования прокрастинации (Procrastination Research Group), под эгидой которого регулярно проводятся международные конференции по научным и прикладным проблемам изучения данного феномена. Во многих зарубежных колледжах функционируют психологические консультативные кабинеты, одной из задач которых является помощь учащимся в преодолении прокрастинации.

Существует множество направлений прикладной психологии, призванных разрешать трудности, вызванные недостаточной саморегуляцией. Некоторые из них не могут быть реализованы удаленно, с использованием интернет-технологий. Впрочем, условия реализации той или иной терапевтической техники часто больше зависят от личного выбора того, кто, собственно, ее реализует, чем от требований к методу. Можно предположить, что было бы затруднительно предложить клиентам онлайн-занятие с применением метода группанализа, кататимно-имажитивной психотерапии или психодрамы. Впрочем, возможно, что кто-то из коллег разработал соответствующие модификации и успешно проводит их онлайн или разработает и проведет. И вместе с тем существуют методы, будто специально созданные для того, чтобы оказывать психологическую помощь дистантно, по телефону или через Интернет. Таков, например, метод недирективного коучинга ТМО (техника модификации опыта), который разработал Филипп Михайлович, известный сербский психолог, директор исследовательского центра коммуникаций и управления (Сербия, Белград). Техника модификации опыта позволяет разрешить внутренние конфликты, гармонизировать физические, эмоциональные, творческие силы личности, мобилизоваться на достижение принятых целей. Смягчение остроты внутреннего конфликта позволяет совладать с тревожностью, за которой стоят различного рода страхи.

Я.И. Варваричева приводит описание влияния на возникновение прокрастинации таких страхов, как:

  • страх неудачи (прокрастинатор спасает свою самооценку тем, что невысокое качество выполнения работ объясняет недостатком времени, а не способностей);
  • боязнь успеха (за которым следует всеобщее внимание и необходимость поддерживать высокое мнение о себе);
  • страх потери контроля над ситуацией (откладывание, опоздания заставляют других корректировать свои планы,, не являясь прямыми проявлениями конфликта);
  • страх чрезмерного обособления (явная неспособность организованно действовать самостоятельно предоставляет поводы принимать помощь и участие других, или поддерживать иллюзию занятости вместо поиска пространства для самореализации).

Техника, предложенная Ф. Михайловичем, позволяет клиенту не только создать себе положительный эмоциональный настрой, но построить ясное видение конкретных действий, которые он предпримет, чтобы достичь своей цели. Основные этапы техники ТМО: 1 ­восприятие определенного опыта; 2 – установление необходимых изменений; 3 – описание нового, измененного опыта, т.е. клиент описывает, на что был бы похож опыт, если бы в нем произошли желаемые изменения, замеченные в шаге 2. Основной залог успеха – это работа с воспоминаниями о прошлом, которые показывают клиенту, что он не сможет достичь своей цели в настоящем и ожидает нежелательного результата, который произойдет вместо этого. Применение ТМО к обнаруженным опытам помогает уничтожить корень негативного ощущения, препятствующий позитивным изменениям в поведении клиента; негативные эмоциональные состояния и убеждения заменяются желаемыми. Поскольку ТМО предполагает следование заранее подготовленным алгоритмам задач, проведение каждой сессии имеет вполне приемлемые временные рамки. Требования метода к визуальному контролю состояния клиента минимальны, поэтому расширяются границы технических требований к условиям проведения сессии. Это может быть как очная встреча, так и встреча, проводимая дистантно. Такие программы, как Skype с видеосвязью, подходят идеально, и вместе с тем оправдывают себя любые средства голосовой связи. В процессе коучинга клиент выбирает изменения, вносимые им в свою жизнь, проработка внутренних блоков и конфликтов из прошлого облегчает действия в настоящем. По замыслу автора, техника модификации опыта учит клиента выбирать, что он будет переживать, и это дает личности свободу.

Мохова С.Б.,

к.п.н., доцент кафедры общей психологии,

МГППУ

 

Психологическая помощь социально незащищенным лицам с использованием дистанционных технологий (интернет-консультирование и дистанционное обучение): Материалы II международной научно-практической конференции, Москва, 21-22 февраля 2012 г. / под ред. А.Б. Айсмонтаса, В.Ю. Меновщикова. – М.: МГППУ, 2012. – 266 с.

Инфо для авторов