Психолого-педагогические аспекты субъективного возраста курсантов военного вуза

Субъективный возраст человека – это самовосприятие собст­венного возраста. Как отмечает Е.А Сергеенко, такой подход ста­вит в центр рассмотрения когнитивно-субъективные оценки че­ловеком возраста, которые меняют восприятие жизненных собы­тий, организацию и регуляцию собственного поведения, внут­реннюю картину временной перспективы, шкалу собственной жизни. (Сергеенко Е.А., 2011).

Родители (воспитатели, педагоги), когда хотят повлиять на поведение своих подопечных, стремятся изменить в нужном им в данный момент направлении самовосприятие собственного воз­раста ребенка (ученика, курсанта). В одних случаях, стремясь по­требовать серьезного отношения к какому-либо делу и перестать доставлять взрослым излишние хлопоты, говорят: «Ты уже не маленький (не первоклассник, не первокурсник), не отвлекайся, будь посерьезней, не мешай другим и т.п.». В других случаях, на­против, желая ограничить инициативу и самостоятельность под­растающего поколения, говорят: «Вот когда пойдешь в школу

(закончишь школу, сам наденешь лейтенантские погоны), то­гда… А сейчас будешь делать так, как я сказал!»

Таким образом, субъективный возраст курсанта определяет его внутреннюю позицию в учебно-воспитательном процессе, его активность, потребность в общении с преподавателем и стиль взаимодействия или противодействия воспитателям.

Поэтому для решения психолого-педагогических проблем, связанных с подготовкой будущих офицеров-десантников, мы используем алгоритм психодидактической экспертизы и проек­тирования образовательных систем, разработанный В.И. Пано­вым, который предлагает ответить на следующие базовые вопро­сы: кого обучать, зачем обучать, чему обучать, как обучать и ко­му обучать (Панов В.И., 2007).

Как справедливо заметил М.К Кабардов, психодиагностика сама по себе мало значит, если невозможно строить дальнейшую стратегию обучения и воспитания. Научные исследования и практика обучения показывают, что не существует и не может существовать метода обучения и воспитания, одинаково пригод­ного для всех категорий людей. Предложенная М.К. Кабардовым трехфакторная модель «учитель – метод – ученик» актуализирует потенциально возможные достижения курсанта при освоении но­вых знаний – умений – навыков с учетом возможностей, предос­тавляемых методом обучения, мастерством педагога, знающего об индивидуальных особенностях военнослужащего (Кабардов М.К., 2003).

В данном случае мы хотим обратить внимание на значение субъективного возраста курсанта военного вуза, на самовосприя­тие им собственного возраста в ходе подготовки будущих офице­ров, которые влияют на три переменных:

– первая – кого обучать (психологические особенности кон­тингента курсантов военного вуза, их психологиче­ский/субъективный возраст и психическое состояние на разных этапах обучения);

– вторая – как обучать (адекватность используемых образо­вательных технологий уровню психологической готовности и обучености курсантов, их психологическому/субъективному воз­расту);

– третья – кому обучать (определение требований к профес­сиональной и личностной подготовке военного и гражданского педагога военного вуза).

В своих исследованиях мы показывали, что в образователь­ной среде военного вуза при переходе со второго курса обучения на третий происходит взрывной процесс взросления курсантов. Это приводит к трудностям в межличностных отношениях кур­сантов и преподавателей (Марков А.С., 2008).

Проведенные в 90-х годах XX века кросскультурные иссле­дования субъективного возраста в 18 странах (Бельгия, Бразилия, Канада, Китай, Хорватия, Финляндия, Франция, Германия, Ин­дия, Япония, Нидерланды, Польша, Южная Корея, Швейцария, Украина, Великобритания и США), различных по культурным традициям и уровню жизни, показали, как оценивают свой субъ­ективный возраст представители разных поколений: подростки ощущают себя старше их актуального возраста, в 20 лет типично совпадение субъективного и хронологического возрастов, но в 30 лет люди сообщают о более молодом субъективном возрасте.

В исследовании Н. Галамбос с коллегами возраст, когда под­ростки чувствуют себя старше, был 11,5 лет. Подростки, с ран­ним сексуальным опытом, употреблением алкоголя и наркотиче­ских веществ, поведенческими проблемами, демонстрировали значимое увеличение субъективного возраста, по сравнению со сверстниками, не имеющими такого выраженного поведения. Лонгитюдное исследование позволило установить, что вовлечен­ность в такое «взрослое» поведение предшествовала увеличению субъективного возраста. (Галамбос Н., 2009).

В лаборатории Е.А. Сергеенко изучались связи временной перспективы, оцененной с помощью русскоязычной адаптиро­ванной методики временной перспективы Ф. Зимбардо, с субъек­тивным возрастом: людей разных возрастов от 20 до 70 лет. Ре­зультаты исследования показали, что в возрастной группе 20-30 лет не наблюдается значительных различий в самооценке субъек­тивного возраста и его составляющих. Молодые люди приблизи­тельно одинаково оценивают биологический, эмоциональный, социальный и интеллектуальный возрасты. У людей в возрасте 20-30 лет преобладает ориентация на получение удовольствия в настоящем, сиюминутного наслаждения, склонность к соверше­нию необдуманных поступков и действий, без прогнозирования возможных последствий. Молодым людям свойственно увлекать­ся настоящим, не задумываясь о будущем, и чем в большей сте­пени выражена направленность на удовольствия настоящего, тем меньше человек задумывается о будущем. (Сергеенко Е.А., 2011).

Исследования, проведенные в различных военных вузах, и собственный двадцатилетний опыт работы авторов в различных военных вузах страны позволили предположить, что курсанты по-другому оценивают свой субъективный возраст и имеют дру­гую шкалу жизненных ценностей, чем гражданская молодежь в России и за рубежом.

Чтобы наше заключение было объективно, мы связались с профессором Е.А. Сергеенко и провели пилотажное исследова­ние по тем же самым методикам, что и сотрудники лаборатории Института психологии РАН.

В исследовании приняли участие 37 курсантов 3-го курса Ря­занского высшего воздушно-десантного командного училища им. генерала армии В.Ф. Маргелова в возрасте 19-25 лет. Среднее значение хронологического возраста курсантов составляет 20,77. Среднее значение субъективного возраста – 21,66; эмоционально­го (как чувствует себя) – 21,32; биологического (выглядит) -20,89; социального (действует) – 21,7; интеллектуального (инте­ресы) – 22,73.

Обработка данных проводилась с помощью описательной статистики и корреляционного анализа аппарата математической статистики (стандартного статистического пакета SPSS 17).

С помощью критерия t-Стьюдента для одной выборки опре­делили различия между субъективным возрастом, а также его со­ставляющими и хронологическим возрастом. На уровне стати­стической значимости p < 0,05 были установлены достоверные различия между субъективным и хронологическим возрастом (0,89 при p = 0,021), на уровне статистической значимости p < 0,01 – различия между интеллектуальным и хронологическим возрастом (1,96 при p = 0,008). Это значит, что для курсантов ха­рактерна завышенная самооценка реального возраста, субъектив­но они воспринимают себя старше, и это проявляется в завышен­ной самооценке интеллектуального возраста, познавательных ин­тересов. Курсанты-третьекурсники считают, что их чувства, воз­растные интересы и интеллектуальная направленность соответст­вуют офицерским.

Поэтому, как мы отмечали ранее, начиная с третьего курса, наши обучающиеся хотят, чтобы к ним относились, как к равным, как к взрослым, чтобы их мнение учитывалось при подготовке и проведении занятий. Курсанты требуют другого стиля общения, других методов подачи учебного материала, других форм прове­дения занятий. Исследование стиля педагогического общения преподавателей военного вуза проводилось М.В. Селезневой (Марков А.С., 2008; Селезнева М.В., 2010).

Так как самовосприятие собственного возраста включает в себя «когнитивно-субъективные оценки человеком возраста, ко­торые меняют внутреннюю картину временной перспективы, восприятие жизненных событий, организацию и регуляцию соб­ственного поведения» (Сергиенко Е.А., 2011, с. 106), то мы зада­лись целью исследовать взаимосвязь субъективного возраста курсантов и их временной перспективы.

Для статистической обработки полученных данных исполь­зовался коэффициент корреляции Спирмена, так как он подходит для малых выборок как мера линейной связи между величинами. Для анализа были взяты хронологический возраст, субъективный возраст, разница между субъективным возрастом и хронологиче­ским как показатель занижения или завышения самооценки воз­раста и факторы временной перспективы согласно адаптирован­ному опроснику Ф. Зимбардо (Сырцова А., Соколова Е.Т., Мити­на О.В., 2008): негативное прошлое, гедонистическое настоящее, будущее, позитивное прошлое, фаталистическое настоящее. В ре­зультате была обнаружена положительная корреляционная связь умеренной силы между субъективным возрастом и фактором Бу­дущее (г = 0,428 при р=0,008), разницей между субъективным и хронологическим возрастом и фактором Будущее (г = 0,33 при р=0,046), факторами Фаталистическое настоящее и Негативное прошлое (г = 0,617 при р=0,000); отрицательная корреляционная связь между факторами Будущее и Фаталистическое настоящее (г = -0,599 при р=0,008), разницей между субъективным и хроноло­гическим возрастом и фактором Фаталистическое настоящее (г = -0,332 при p=0,045).

Анализ статистических результатов показывает, что негатив­ное прошлое приводит к фаталистической оценке настоящего (от меня ничего не зависит, все равно ничего изменить нельзя), нет устремления в будущее, субъективный возраст совпадает с хро­нологическим. В то же время большинство курсантов-десантников третьего года обучения своими действиями (соци­альный возраст) и познавательными интересами (интеллектуаль­ный возраст) устремлены в будущее. Причем чем больше разница между субъективным возрастом и хронологическим, тем сильнее выражена ориентация на будущее.

Результаты нашего исследования вскрывают психолого-педагогические аспекты обучения и воспитания будущих офице­ров-десантников.

Согласно Ж. Нюттену устремленность в будущее подталки­вает человека к построению жизненных планов и перспектив, а также проектов для их реализации. Е.А. Сергиенко пишет: «Про­тяженная, реалистическая и активная временная перспектива бу­дущего важна для планирования и осуществления поведенческих проектов, поскольку почти все важные достижения предполагают наличие координированных и долговременных структур, вклю­чающих цели и средства их реализации» (Сергиенко Е.А., 2011, с. 110).

Поскольку завышение субъективного возраста у курсантов связано с завышенной самооценкой интеллектуального возраста и курсанты считают свои познавательные цели значимыми и вос­требованными в будущем, то это необходимо использовать пре­подавателям военного вуза для повышения эффективности учеб­ного процесса. Следовательно, начиная с третьего курса, к обу­чающимся надо относиться, как к взрослым, как к офицерам, да­вать им тот материал, который потребуется в войсках. Препода­вателям необходимо показывать, что курсанты работают на пер­спективу.

Обязательно надо учитывать, что чем больше негативного опыта было в прошлом у курсанта, тем меньше у него уверенно­сти в своих силах в настоящем и нет устремленности в будущее.

Психологи и воспитатели должны помочь курсанту изменить ли­бо ослабить влияние отрицательного личного опыта, а препода­ватели обязаны сформировать убежденность, что успех в учебе не только возможен, но в основном зависит от личных усилий курсанта, что все в его руках. Надо формировать ответственное отношение к учебе, к профессиональному росту, к пониманию зависимости успеха в любом деле от личного вклада.

Таким образом, завышенный субъективный возраст курсан­тов способствует повышению эффективности обучения и воспи­тания будущих офицеров, но требует от профессорско-преподавательского состава военного вуза использовать методы андрагогики в учебно-воспитательном процессе.

Марков А.С., Селезнева М.В.

г. Рязань, Россия

Источник: Личность курсанта: психологические особенности бы¬тия: материалы Междунар. науч.-практ. конф. / отв. ред. С.Д. Некрасов. Краснодар: ВУНЦ ВВС «ВВА», Кубанский гос. ун-т, 2012. 275 с. 300 экз.

Инфо для авторов