Перспективы применения концепции жизнестойкости в психологическом обеспечении профессиональной деятельности

Психологию все больше интересуют интегральные регулято­ры поведения, обеспечивающие ясно видимый результат и, в це­лом, положительный жизненный эффект. Примерами таких регу­ляторов могут служить самоэффективность (Альберт Бандура) и жизнестойкость (Аарон Антоновски, Сальвадор Мадди, Дмитрий Леоньтев).

В последнее время выполнен ряд исследовании, использую­щих конструкт жизнестойкости. Изучались психологическое со­держание жизнестойкости личности студентов (Логинова М.В., 2010), возможности профилактики суицидального поведения подростков на основе формирования у них жизнестойкости (Книжникова С.В., 2005), смысловая регуляция жизнестойкого отношения студента к кризисным ситуациям (Сова Ю.И., 2009, личностно-психологические ресурсы жизнестойкости на примере врача-клинициста (Стецишин, Р.И., 2008), место жизнестойкости в формировании мужской идентичности в ранней взрослости (Никитина А.А., 2010).

Модель жизнестойкости рассматривается как противополож­ность феномену личностной беспомощности (Циринг Д.А., 2010), в исследовании проблем социальной адаптации подростков (Лак­тионова А.И. 2010). Имеются и работы, непосредственно ориен­тированные на психологическое обеспечение вооруженных сил (Сотниченко Д.М., 2009)

Жизнестойкость положительно связана с самоэффективно­стью: показано, что комплекс установок субъекта на жизнестой­кости связан с повышением уровня его самовосприятия и ожи­даемого успеха в критических ситуациях (Солкова и Томанек, 1994).

Отсюда и интерес к возможности применения теоретической модели жизнестойкости для психологического обеспечения дея­тельности военнослужащих. Это как задачи адаптации к армей­ской среде, так и более конкретно – к обстоятельствам военной деятельности (Сотниченко Д.М., 2009). Однако жизнестойкость не покрывается проблематикой адаптации, хотя первично ее про­блематика зародилась именно как объяснение длительной сопро­тивляемости человека стрессогенным условиям среды и деятель­ности в этой среде.

Жизнестойкость может пониматься согласно как активный модус жизни субъекта, преодолевающего вызовы текущей ситуа­ции и испытывающего при этом позитивные активирующие пе­реживания. Это состояние больше чем адаптация к вызывающей стресс проблеме, это процесс ее решения через преобразование себя и мира.

Не напрасно Мадди концептуализирует жизнестойкость как комплекс психологических установок и реализующих их практик. Очевидно, что отношение к миру здесь является деятельностным, а не отражательным. Три такие установки находим мы у Мадди: контроль (соответственно – управляемость и понятность мира у Антоновски), коммитмент (включенность в переводе Д. Леоньте-ва, соответственно – осмысленность у Антоновски) и принятие вызова.

Они реализуются в трех видах практической активности субъекта. Это специфические совладающие стратегии, как когни­тивные (интерпретация событии), так и поведенческие. Это об­ращение получение социальной и психологической поддержки (а также ее предоставление). Это общая саморегуляция и практиче­ские меры поддержания здоровья.

Очевидно, что такая модель жизнестойкости описывает са­мые общие принципы функционирования феномена. Она может быть методологической основой прикладных исследовании, но не имеет достаточного потенциала для прямого применения в кон­кретных ситуациях разработки и реализации мер психологиче­ской поддержки деятельности человека в сложных и стрессоген-ных обстоятельствах, создающих угрозу для его психологической и физической безопасности.

И картина осмысленного мира, и характер встающих перед субъектом ответственных задач ( вызовов), и тем более – состав стратегии совладания и практик социальной поддержки будут иметь особенный характер, заданный содержанием и типичными обстоятельствами деятельности субъекта. Отсюда возникает не­обходимость в разработке моделей жизнестойкости, привязанных к конкретным социально-профессиональным сферам, в частности – к военно-профессиональной деятельности.

Поскольку проблема жизнестойкости существовала в этой сфере всегда, то в текущей практике военно-профессиональной деятельности мы найдем отдельные решения задачи обеспечения жизнестойкости. Но они, скорее всего, не будут комплексный и сопряженный характер.

Разрабатываемые в последние десятилетия теоретические модели жизнестойкости могут позволить перейти к созданию це­лостных прикладных систем повышения жизнестойкости военно­служащих, что представляется перспективным направлением психологического обеспечения деятельности вооруженных сил.

Хот И.И.

г. Краснодар, Россия

Источник: Личность курсанта: психологические особенности бытия: материалы Междунар. науч.-практ. конф. / отв. ред. С.Д. Некрасов. Краснодар: ВУНЦ ВВС «ВВА», Кубанский гос. ун-т, 2012. 275 с. 300 экз.

Инфо для авторов