Особенности образа тела детей дошкольного возраста, воспитывающихся в условии отцовской депривации разной длительности

Исследование посвящено изучению особенностей образа-Я детей, воспитывающихся в условии отцовской депривации разной длительности, а также анализу особенностей образа тела, как базовой составляющей образа-Я. (Исследование проводилось на кафедре детской и семейной психотерапии МГППУ под научным руководством кн. психол. н. Е.В.Филипповой.)

В нашей работе мы, вслед за М.И. Лисиной, рассматривали образ-Я как «диалектическую совокупность когнитивно-аффективной информации ребенка о себе, отражающую единство определенных структур, функциональных и эмоциональных компонентов».

Одним из компонентов образа-Я является телесная идентификация. Она является базисом, на котором развертывается дальнейшее развитие Я-концепции (Налчаджан А.А., 1988). Глобальная функция «образа тела»- функция отделения Я от внешнего мира. Четкое отделение Я от не-Я считается основным признаком актуального сознательного состояния личности, началом ее развития (Лапланш, Понталис,1998,Фрейд .А.1965,Хартман,1964, Хоффер, 1949). Без выделения образа тела и его отграничения от образа объективной ситуации ребенок не может успешно адаптироваться к среде. Дефицит явной представленности границ тела, а значит и чувства защищенности Я от посягательств внешней среды препятствует качественной интеграции личности.

Образ-Я начинает складываться у ребенка сразу после рождения и развивается в условиях его взаимодействия с предметным миром и окружающими его людьми. Семья указывает границы идентификации, способствует формированию у ребенка структуры личности.

На сегодняшний день психологических исследований, посвящённых семье и влиянию семейного воспитания на развитие личности, достаточно много. Однако, вопрос о роли отца в развитии ребенка, его воспитании и социализации, различные аспекты роли отца мало изучены.

Изучение данной темы охватывает широкий круг проблем: психофизиологических, исторических, различных аспектов семейной психологии, а также психологии личности и детской психологии (Выготский Л. С., Риттиг Г. (Rittig Gabriele), Шпивак М. (Spiewak M.), Дольто Ф., Дик-Рид Г., Кон И.С., Кэмпбелл Р., Осорина М. В.).

Работы, направленные на изучение роли отца в развитии ребенка, появившиеся в последние годы, доказывают мощное влияние отца на социальное, эмоциональное и познавательное развитие детей, и подтверждают то, что роль отца в развитии ребенка столь же велика, а в некоторых аспектах и более значима, чем роль матери.

В связи с вышесказанным, особенно важным является изучение особенностей формирования образа тела в условиях отцовской депривации. Поэтому, целью нашего исследования стало выявление психологической специфики образа-Я и «образа тела» детей дошкольного возраста, воспитывающихся в условиях отцовской депривации разной длительности, т.е. без отца или замещающей его фигуры, в сравнении с их сверстниками, живущими в полных семьях.

Мы предположили, что «образ тела» у детей дошкольного возраста, воспитывающихся в условиях отцовской депривации, т.е. без отца или замещающей его фигуры отличается от «образа тела» детей из полных семей, а именно, представленность телесных границ дефицитарна. Кроме того, вероятно, что у детей, воспитывающихся без отца с рождения, искажения в восприятии образа тела наиболее выражены.

В исследовании приняли участие дошкольники 6-7 лет, всего 190 детей. Исследуемую группу составили 140 детей, имеющих разный опыт отцовской депривации: 54 ребенка, воспитывающихся с рождения без отца, только матерью (МО); 50 детей, воспитывающихся до трех лет с отцом из разведенных семей (РС); 36 детей, воспитывающихся до трех лет без отца, семьи с отчимом (ОТ). Контрольную группу составили 50 детей из полных семей с родными родителями. Состав исследуемых групп формировался на основании информации о семейной ситуации, имеющейся в детском саду, а также на основании ответов матерей на специально составленную анкету

Данные, полученные в ходе исследования, были подвергнуты качественному и количественному анализу. Результаты обрабатывались с помощью статистического пакета SPSS. Для обработки данных был использован критерий X2 для сравнения двух независимых выборок.

В ходе исследования нами была использована следующая батарея методик: 1)«Рисунок человека» (К.Маховер), 2) «Рисунок семьи», 3)«Три дерева»   (Э.Клессманн),   4)«Половозрастная   идентификация»

(Н.Л.Белопольская), 5)«Лесенка самооценки», 6)«Гомункулус» (А.В.Семинович), 7)«Тест геометрических фигур» (А.Ш.Тхостов), 8)«Метаморфозы» (Интерпретация ассоциаций проводилась по схеме С.Фишера).

По итогам проведенной работы мы получили следующие данные, отражающие специфику образа-Я и образа тела детей с опытом отцовской депривации, отличающие их от детей из полных семей (различия между группами значимы при р<0.01 и р<0.05).

Анализируя полученные данные можно выделить особенности образа тела, характерные для детей, имеющих разный по длительности опыт отцовской депривации, и отличающие их от детей из полных семей.

Образ тела у детей исследуемой группы менее дифференцирован, чем у детей, воспитывающихся с отцом. Телесные границы характеризуются неустойчивостью, что свидетельствует о низком контроле своего внутреннего пространства. Кроме того, у детей, имеющих опыт отцовской депривации, в большей степени, чем у детей из полных семей, имеет место выход за телесные границы и выраженная акцентуация на функциях барьерности и проницаемости границ.

Анализ результатов внутри исследуемой группы показал, что наиболее выраженные искажения образа тела характерны для детей, воспитывающихся без отца с рождения. Только у детей данной группы отмечается нарушение координаций главных измерений образа тела. Вероятно, связь между сферой контроля и сферой влечений у детей группы МО нарушена, что приводит к малой осознанности своих телесных импульсов и возможности их контролировать. Также, данные проведенного исследования выявили специфику соотношения функции барьерности и проницаемости телесной границы, характерные только для детей, воспитывающихся без отца с рождения: уровень барьерности границ у детей данной группы понижен, в то время, как проницаемость, возможно, повышена.

Главной характерной особенностью детей, имеющих опыт дефицитарного отцовского влияния (РС и ОТ), отличающей их от детей из полных семей и детей группы МО, является нарушение целостности телесной границы. Данная особенность связана с чувством незащищенности и открытости, уязвимости, желании себя защитить, что отражается у детей данных групп в гипертонусе телесных мышц и акцентуации на функции барьерности границы.

Также, были выявлены особенности, характерные только для детей группы ОТ. В отличие от детей других групп (ПС, МО, РС), которым характерна гибкая стратегия построения контакта с миром, дети, воспитывающиеся до трех лет без отца, склонны к однонаправленной стратегии, а именно стратегия избегания контактов, реакции по препятственно-доминантному типу. Вероятно, такие дети более фиксированы на препятствии и переживаниях с ним связанных (в отличие от детей других групп, которые фиксированы на самозащите от его последствий).

Следует отметить особенность, отличающую детей группы МО и ОТ, т.е. тех, которые первые три года воспитывались только матерью: выход за свои телесные границы (значимо частый выход за границы фигуры в методике «Гомункулус»), отторжение, проецирование части себя вовне. Можно предположить, что отсутствие отца, который имеет свой специфичный способ означивания проявлений ребенка и который несет в себе правила и законы социума, ограничения и рамки, искажает восприятие ребенком своего внутреннего пространства.

Кроме того, полученные данные позволили выявить особенности детей, имеющих разный по длительности опыт отцовской депривации, которые проявляются в эмоционально-личностной сфере и образе Я.

Дети, имеющие опыт отцовской депривации обладают высокой тревожностью и неуверенностью в себе. Такие дети в большей степени, чем дети из полных семей, склонны к сомнениям, опасениям, внутренней слабости. Они испытывают потребность в общении, однако в отношениях с окружающими их контакты формальны, они стремятся к уходу от проблем, связанных с социальными конфликтами. Дети данной группы в большей степени, по сравнению с детьми из полных семей, характеризуются сниженным настроением и напряженным состоянием, возникающим в результате длительного нахождения в неблагоприятной ситуации, на которую они не могут повлиять. Вероятно, семейная ситуация воспринимается детьми как некомфортная, недостаточная, ущербная. Они испытывают недостаток внимания и заботы со стороны родительских фигур и вынуждены искать их у других членов семьи. Отношение к фигуре матери, зачастую, конфликтное, амбивалентное. Дети признают значимость мамы для них, однако, в отношение с ней испытывают напряжение. В отличие от детей контрольной группы, для детей данной группы фигура отца, зачастую, является малозначимой. Себя в семье они чувствуют изолированными.

Отметим, что внутри исследуемой группы также были обнаружены особенности специфические для детей с разным опытом отцовской депривации. Так, например, чувство изолированности, тревожность, отстраненность в социальных контактах среди детей, воспитывающихся без отца с рождения (МО), встречается чаще, чем среди детей, имеющих опыт отцовского влияния (дети группы РС и ОТ). Детям, воспитывающимся с трех лет без отца (РС), в большей степени, чем детям других исследуемых групп, свойственна потребность в опоре и безопасности. Они в большей степени эмоционально закрыты и интровертированы. Для них свойственна поглощенность проблемами сегодняшнего дня как защита и следствие внутренней тревоги. Особенность восприятия семейной ситуации детьми группы РС заключается в отношении к фигуре отца. Если среди детей группы МО и ОТ отец является малозначимой фигурой, то для детей из разведенных семей отец очень значим, однако, его фигура вызывает конфликтные и амбивалентные чувства. Кроме того, эмоциональные контакты в семье воспринимаются детьми группы РС либо как тесные, либо как разобщенные.

Детей, воспитывающиеся до трех лет без отца (семьи с отчимом, ОТ), отличает более подавленное настроение по сравнению с детьми, воспитывающимися без отца с рождения, они больше склонны к депрессии и чувствам одиночества и собственной малоценности. В семье они чувствуют себя отверженными. В отношении с матерью их отличает чувство разделенности с ней. При этом значимость общения между членами семьи и эмоциональные контакты являются для них более важными, чем для детей группы МО И РС.

Таким образом, результаты исследования подтверждают связанность особенностей образа тела и опыт депривации отцовского влияния.

Горшкова Н.М.

Московский городской психолого-педагогический университет

Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества / Редактор Изотова Е.Д. – ФГБОУ ВПО «Кузбасская государственная педагогическая академия»; Сервис виртуальных конференций Pax Grid.- Казань: Изд-во “Казанский университет”, 2013. – 199с.

Инфо для авторов