Научное описание рефлексивности как метода интеграции личности

Целью проводимой в 2010 году работы стало рассмотрение понятий мифа, архетипа и ритуала как целостного комплекса мотиво-образов и схем, на основе которых развивается личность.

В работе мы задаем определенный контекст для рассмотрения вводимых нами понятий миф, архетип и ритуал (далее МАР), а именно – рефлексивность как фокус сознания, как механизм интеграции личности. МАР – понятия комплексные, глубокородственные и на основе проведенного анализа рассматриваются нами как потенциальные схемы, на основе которых разворачивается, развивается личность. В процессе интеграции важнейшую роль играют метакогнитивные процессы, являющиеся процессуальными средствами, овладевая которыми субъект становится субъектом, обретает самость. Рефлексия как уровень третичных процессов, как процессуальное средство сознания служит инструментом овладения этим комплексом схем. Введем основные определения.

Личность – высшее интегральное понятие, целостная осознающая и саморегулирующаяся динамическая система отношений, совокупность интенциональных условий и их реализация, активный процесс самоосуществления.

Архетип (греч. «первообраз») – мотив-образ; первичные схемы образов, воспроизводимые бессознательно и априорно формирующие, направляющие активность воображения, и способствующие внутреннему единству как человеческой культуры, так и человека в культуре.

Ритуал – установленная последовательность символичных действий, этапов, событий, цель которых есть взаимодействие с реальностью; несущих собой смену статуса участника, в том числе и осознание этих изменений.

Миф – целостный метафорический сюжет, запечатляющий мотив, причинность, схему действия; процесс и результат переживания мира.

Рефлексия – процессуальный аспект сознания, его процессуальный уровень и содержание. Рефлексия есть данность психики самой себе, что есть базовая и атрибутивная характеристика психики.

Предметом иссследования стало различие личностных мифов у лиц с различной степенью выраженности рефлексивности. Для его исследования использовалась методика определения уровня развития рефлексивности (Карпов А. В. и Пономарева В. В.) и разработанный нами семантический дифференциал на основе классической схемы Ч. Осгуда (на основе предложенных нами объектов и качеств, полученных в ходе проработки понятий мифа, архетипа и ритуала и проекции их на личностные качества – осознанный, упорядоченный, ясный, единый и др.). После проведения методик производилось разделение результатов по семантическому дифференциалу на две группы по уровню развития рефлексивности.

Далее производился анализ качественных различий личностного мифа (семантических пространств) двух групп – с высокими и низкими показателями по уровню развития рефлексивности, и дальнейшее прослеживание динамики осознания МАР у высоко и низко рефлексивных через сравнение факторов и качеств в них входящих (на основе семантического дифференциала), а также выявление различий в семантических пространствах.

Результаты показали качественные различия в осознании прошлого, настоящего и будущего, а также «поля символа» (выявленные 4 фактора в ходе обработки результатов) у высоко и низко рефлексивных испытуемых:

1. Выявлены различия в поле активности у высоко (ВР) и низко (НР) рефлексивных испытуемых, НР – будущее, ВР – настоящее, а также отставание в реализации качеств по двум периодам. То, что актуально для ВР в прошлом, актуально для НР в настоящем, и также то, что актуально для ВР в настоящем – актуально для НР в будущем.

2. Выявлены различия в осознании «поля символа» (в сути являющегося исследуемым комплексом МАР) у высоко и низко рефлексивных испытуемых, – для НР это отчужденное, для ВР – настоящее. Другими словами для ВР испытуемых миф, архетип и ритуал является настоящим, жизненным, проживаемым непосредственно.

3. Выявлены различия в семантических пространствах – схожая для высоко и низко рефлексивных динамика и группировка периодов, но большая разница в баллах и их дифференцировке (у ВР выше), – различная осознанность своего жизненного пути.

4. Выявлены различия в оценке возраста «перед смертью» по параметрам целостность и осознанность, указывающие на различное понимание поля активности, – для ВР в отличие от НР этот возраст характеризуется сохранной целостностью и осознанностью.

5. Выявлено различное отношение к смерти – у НР линейность и конечность жизни со смертью, ВР – смерть не абсолютная точка, высоко сохранна осознанность (будущее) и целостность (настоящее).

Таким образом, степень выраженности рефлексивности связана с качественными особенностями осознания своего жизненного пути, механизмов и закономерностей развития, осознания интенций и их реализации, что указывает на наличие связи интегрированности личности с уровнем развития рефлексивности.

Новый контекст рассмотрения рефлексивности и личности дал нам основания сделать вывод: МАР является комплексом архаических интенций, схем, мотивов, на основе которых развивается личность. Этот комплекс осознается через механизм рефлексии, что и есть процесс интеграции личности, который в свою очередь, является процессом и результатом осознания.

С. Г. Ильчук. Исследование рефлексивности как механизма интеграции личности //Актуальные проблемы теоретической и прикладной психологии: традиции и перспективы: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, г. Ярославль, 19—21 мая 2011 г.: В 3 ч. Ч. III; Российский фонд фундаментальных исследований. — Ярославль: ЯрГУ им. П.Г.Демидова, 2011. — 696 с.

Инфо для авторов