Межличностные отношения активных пользователей социальных сетей (гендерный аспект)

Современные условия жизни приводят к ускорению ритма жизни современного человека, расширению его социальных контактов. Однако количественный рост контактов приводит к снижению их качества: они становятся менее глубокими, менее эмоционально окрашенными, более удаленными и отстраненными. Дискомфорт, который субъекты испытывают при этом, они пытаются компенсировать в виртуальных отношениях, которые представляются им более безопасными. Это особое виртуальное пространство межличностных отношений становится доминирующим во взаимодействии людей. Людям становится проще и быстрее контактировать с другими посредством интернет коммуникаций, что приводит к еще большей эмоциональной удаленности с реальными людьми в реальном общении, снижению доверия, трудностям во взаимопонимании. Необходимо отметить при этом, что в изначально «мужской» Интернет-среде сейчас достаточно свободно ориентируются и женщины. В России, женщины составляют не менее 40% сообщества интернет-пользователей (по данным Фонда «Общественное мнение» (internet.fom.ru)). Заменяя реальное общение виртуальным, мужчины и женщины увеличивают дистанцию между собой. Это является одной из причин появления сложностей как в межличностных отношениях в целом, так и в межполовых взаимоотношениях в частности.

Нужно отметить, что по данным большинства исследований в области гендерной психологии (М. Берн, Т.В. Бендас, И.С. Клецина, Е.П. Ильин и др.) реальные межличностные отношения мужчин и женщин могут иметь ряд различий, связанных с их мнениями, суждениями, эмоциональными переживаниями, действиями, стратегиями, интенциями, проявляющихся в общении. Соответственно «перенос» этих особенностей в интернет-сообщества, способствует, вероятно, и появлению специфики в межличностных отношениях мужчин и женщин. Однако эта специфика остается малоизученной (основной исследовательский интерес направлен в настоящее время на изучение интернет-зависимостей, в то время как большинство людей не имеют подобных поведенческих отклонений) и ее описание встречается лишь в единичных работах (А.Б. Войкунский, А.Е. Жичкина, И.В. Костикова). Такая постановка вопроса делает проблему изучения межличностных отношений (МЛО) мужчин и женщин активных пользователей социальных сетей достаточно актуальной и своевременной.

Для реализации цели исследования (изучение реальных и виртуальных МЛО мужчин и женщин – активных пользователей социальных сетей) респондентами выступили те субъекты, которые соответствовали критериям активности Интернет-пользователя (по А. Жичкиной): частота посещения социальных сетей, длительность одного визита, значимость виртуального общения, эмоциональная окрашенность. Для решения поставленных задач использовались следующие методы и методики: опросник «Представления о виртуальном и реальном общении» (авторская разработка), ЦТО (Е.Ф. Бажин, А.М. Эткинд), «Шкала доброжелательности» Д.Кэмпбелла, «Шкала доверия» М.Розенберга, «Шкала агрессивности» В.Кука-Д.Медлей, «Шкала манипулятивного отношения» Т.Банта и «Шкала принятия других» В.Фейя. Проведенное исследование межличностных отношений мужчин и женщин, активных пользователей социальных сетей позволило получить следующие результаты.

Сравнительный анализ реального и виртуального общения всех респондентов показал, что виртуальное общение для активных пользователей социальных сетей характеризуется бо’льшим цинизмом (критерий U Манна-Уитни, U=1365,5, p<0,05), в то время как реальное общение является по мнению респондентов более доброжелательным (критерий U Манна-Уитни, U=1470, p<0,05) и доверительным (критерий U Манна-Уитни, U=936, p<0,01). Можно предположить, что реальное общение является для респондентов более благоприятным и вызывает положительные эмоции, в то время как отсутствие доверия в виртуальном общении приводит к возникновению цинизма.

Анализ целей посещения социальных сетей показал, что в качестве основной цели их посещения женщины отмечают именно общение и расширение круга социальных контактов, в то время как мужчины чаще используют социальные сети для функционального предназначения: прослушивания музыки, просмотра видео и для того, чтобы узнать какие-либо новости. Эти данные подтверждают информацию о том, что для женщин общение является более значимым, чем для мужчин, в силу их большей контактности и активности. Женщины стараются найти возможность, чтобы удовлетворить свою потребность в общении, и поэтому зачастую социальные сети играют в их жизни немаловажную роль. При этом мужчины достоверно чаще женщин в качестве предпочтительного выбирают именно реальное общение. Другими словами, мужской стиль использования социальных сетей является, скорее, инструментальным, функциональным, в то время как женский стиль направлен на межличностное взаимодействие.

Женщины чаще, чем мужчины, ассоциируют свое виртуальное общение с такими понятиями как «легкость» и «интерес». Вероятно, это связано с тем, что для женщин виртуальное общение характеризуется большей спонтанностью, «поверхностностью», что способствует избеганию трудностей, конфликтов (имеющихся в реальном общении). При этом большинство женщин ассоциативно связывают реальное общение с понятиями «страх» и «безопасность». Такая амбивалентность может объясняться тем, что для женщин реальное общение достаточно значимо, и они опасаются трудностей, которые могут нарушать его. В то же время, женщины в реальном общении ощущают себя более безопасно, потому что они видят партнера по общению, его настроение, слышат его интонации, перед ними реальный человек, а не просто картинка на экране и совокупность информации, за которой скрывается неизвестный партнер. Для мужчин виртуальные контакты ассоциируются с таким понятием как «удивление». Вероятно, этот факт связан с тем, что виртуальное общение у мужчин не является основной целью их пребывания в социальных сетях.

При рассмотрении эмоциональных переживаний, связанных с межличностными отношениями, было выявлено, что в реальных межличностных отношениях женщины характеризуются большей доброжелательностью (критерий U Манна-Уитни, U=190, p<0,01), в то время как мужчины являются более агрессивными (критерий U Манна-Уитни, U=117, p<0,01) и враждебными (критерий U Манна-Уитни, U=391, p<0,01). В виртуальных же межличностных отношениях были выявлены аналогичные различия по показателям «доброжелательность» (критерий U Манна-Уитни, U=0, p<0,01), и «агрессивность» (критерий U Манна-Уитни, U = 53, p<0,01). Это подтверждает данные о том, что, мужчины более склонны к конфликтам и более жесткому поведению в отношениях, в то время как женщины являются более сочувствующими, сопереживающими. Это может быть связано с ориентацией мужчин на достижение в профессиональной деятельности и стремление к высокому социальному статусу, а значит с умением отстаивать свою позицию и порой достаточно жестко. Несмотря на большую жесткость и агрессивность в виртуальных отношениях мужчины более позитивно и благоприятно оценивают свое виртуальное общение, чем женщины

(ф*=1,847). Это соотносится с теоретическими и эмпирическими данными (И.В. Костикова), доказывающими, что в виртуальных коммуникациях мужчины проявляют меньшую тревожность и депрессивность, их отношение к нему более позитивно, чем отношение женщин. Такие результаты могут быть связаны с тем, что мужчины меньше чем женщины эмоционально вовлечены в виртуальные отношения (они для мужчин менее значимы), поэтому и более позитивно относятся к своим виртуальным контактам.

Что касается поведенческих стратегий, тактик и интенций в межличностных отношениях было выявлено, что женщины, в сравнение с мужчинами, проявляют большую манипулятивность как в реальных (критерий U Манна-Уитни, U=304,5, p<0,05), так и в виртуальных отношениях (критерий U Манна-Уитни, U = 242, p<0,01). Можно предположить, что причиной этому является тот факт, что женщины не предрасположены к активной наступательной позиции в достижении своих целей, поэтому они стараются получить желаемое «скрытыми» способами. При этом сравнение поведения женщин в виртуальных и реальных отношениях позволяет заключить, что в реальных межличностных отношениях женщины характеризуются большей манипулятивностью, чем в виртуальном общении, в то время как в социальных сетях они характеризуются высокой степенью принятия других. Вероятно, это связано с тем, что женщины в большей степени включены в процесс виртуального общения, чем в процесс реального, а их личность зачастую стремится к проявлению Идеального Я в виртуальных отношениях.

Таким образом, проведенное исследование показало наличие достоверно значимых различий в реальных и виртуальных отношениях мужчин и женщин. Мужчины являются менее эмоциональными как в реальных, так и в виртуальных межличностных отношениях, чем женщины, и предпочитают доминировать. Они более позитивно оценивают сами Интернет-коммуникации, но, в то же время, эмоционально в них не вовлечены и чаще чувствуют «одиночество в сети». Женщины же в межличностных отношениях более эмпатийны, гибки, склонны к компромиссам. Они чаще используют виртуальное общение в социальных сетях, и основной причиной этому является избегание одиночества и страх неудачи в реальных отношениях. При этом сложности в удовлетворении и реализации своих ценностей в реальном общении они компенсируют в виртуальном общении. Полученные результаты позволяют создавать специальные просветительские, профилактические программы с учетом гендерного аспекта, направленные на «переориентацию» людей на реальные, доверительные межличностные отношения, что поможет снизить достаточно острую проблему «одиночества среди других».

Эксакусто Т.В., Новикова А.В. Южный Федеральный Университет

Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества / Редактор Изотова Е.Д. – ФГБОУ ВПО «Кузбасская государственная педагогическая академия»; Сервис виртуальных конференций Pax Grid.- Казань: Изд-во “Казанский университет”, 2013. – 199с.

Инфо для авторов