Механизмы психологической защиты курсантов в процессе адаптации к условиям военно-учебного вуза

Особенности протекания учебного процесса в военно-учебных заведениях значительно отличаются от условий в граж­данских вузах. Количество требований, предъявляемых к курсан­там, порой несоизмеримо больше, чем к обычным студентам. Ус­ловия учебной деятельности курсантов характеризуются очень строгой регламентацией всего образовательного процесса, что обуславливает повышенные требования к их определенным лич­ностным характеристикам. Одна из них – умение быстро адапти­роваться к новым и сложным условиям.

Эффективная психологическая адаптация представляет собой одну из важнейших предпосылок к успешной профессиональной деятельности, особенно специалистов тех профессий, которые предъявляют повышенные требования к стрессоустойчивости личности. К числу таких профессий, несомненно, относятся во­енные специальности, отличительной особенностью которых яв­ляется то, что интенсивная адаптация к профессиональной дея­тельности протекает в течение всего процесса обучения.

Процесс обучения в данных учебных заведениях очень спе­цифичен, его особенности и определяют облик будущих военных, накладывают на него серьезный отпечаток с самого начала обу­чения. Особой характеристикой структурирования отношений является существование развитой системы официально утвер­жденных санкций. Наказание рассматривается как атрибут жиз­ненного уклада и воспитательного процесса. Практически все формальные санкции прямо или косвенно связаны с выполнени­ем тяжелой или неприятной работы, а также с условиями частич­ной изоляции. Важнейшей составляющей учебного процесса яв­ляется спорт, который требует преодоления физических трудно­стей. Спортивные занятия способствуют развитию силы, ловко­сти, выносливости, волевых качеств курсантов. Еще одна осо­бенность военно-учебных вузов заключается в том, что около 80% времени бодрствования курсанты проводят в ситуации, с од­ной стороны, внешнего контроля, с другой – в ситуации под­стройки своего поведения к поведению своих товарищей. Такая публичность быта является источником больших психоэмоцио­нальных нагрузок и в силу того, что нет возможности иметь не­обходимое личностное пространство, к тому же и личная терри­тория весьма ограничена [1].

В процессе адаптации к указанным условиям, впрочем, как и в других сложных жизненных ситуациях, человек использует большой арсенал активных, осознаваемых (совладающее поведе­ние, или копинг), а также пассивных (механизмы психологиче­ской защиты) стратегий. Они представляют собой важнейшие формы адаптационных процессов. В какой мере они используют­ся курсантами, существует ли между ними взаимосвязь – ответам на эти вопросы посвящено наше исследование. В рамках данной статьи проследим лишь результаты диагностики МПЗ.

Информация об использовании курсантами тех или иных ме­ханизмов психологической защиты, степень их напряженности является важной в случае оказания им своевременной психологи­ческой помощи. Это связано с тем, что указанные механизмы, в силу специфики своего действия, способны не только нейтрали­зовать либо смягчать эмоциональное напряжение, но и порой усугублять эмоциональное состояние личности, приводить к формированию ригидности мышления, создавая тем самым но­вые проблемы.

В дипломном исследовании Е.Л. Лабыко, проведенном под нашим руководством, изучались механизмы психологической защиты, к которым прибегают курсанты в процессе адаптации. Исследование проводилось на базе одного из военно-учебных за­ведений в (при) гражданских вузах г. Минска. Такие учебные за­ведения представляют собой образовательно-воспитательные уч­реждения, использующие основные элементы военной модели социального воспитания (иерархичность отношений, жесткую пространственно-временную   структурированность   жизнедея­тельности, идеологичность и др.). Выборочная совокупность представлена 95 курсантами, в числе которых 74 юноши и 21 де­вушка.

В качестве диагностического инструментария использовался опросник Р. Плутчика «Индекс жизненного стиля» (в адаптации Е.С. Романовой, Л.Р. Гребенникова), который признан наиболее удачным диагностическим средством, позволяющим диагности­ровать всю систему механизмов психологической защиты. Дан­ная методика позволяет выявить как ведущие, основные меха­низмы, так и оценить степень напряженности каждого. Опросник включает в себя 97 пунктов, измеряющих 8 видов МПЗ, в связи с чем выделены следующие шкалы: А – отрицание; В – вытесне­ние; С – регрессия; D – компенсация; Е – проекция; Б – замеще­ние; О – интеллектуализация; Н – реактивное образование [3].

В результате анализа эмпирических данных установлено, что у курсантов военных специальностей наиболее высокая напря­женность выявлена по шкалам таких МПЗ как проекция и интел­лектуализация.

У 51% курсантов обнаружена тенденция к частому использо­ванию механизма проекции. Этот механизмразвивается в онтоге­незе сравнительно рано. Предполагает приписывание окружаю­щим различных негативных качеств. Его функция заключается в сдерживании чувства неприятия человеком самого себя и окру­жающих (в результате эмоционального отвержения с их сторо­ны). Это бессознательное отвержение собственных негативных качеств и приписывание их окружающим, осознание у себя при­писываемых качеств и проецирование по формуле «все так дела­ют».

Несколько реже, чем механизм проекции, курсанты исполь­зуют интеллектуализацию: 28% курсантов часто прибегают к не­му, а у 47% испытуемых отмечается средний уровень напряжен­ности по шкале «интеллектуализация». Данный механизм разви­вается в раннем подростковом возрасте для сдерживания эмоции ожидания или страха пережить разочарование. Образование ме­ханизма интеллектуализации принято соотносить с фрустрация­ми, вызванными неудачами в конкуренции со сверстниками. Его защитная роль обусловлена тем, что этот механизм позволяет предотвратить переполнение эмоциями за счет такого истолкова­ния событий, при котором возрастает чувство субъективного контроля над сложившейся ситуацией.Поскольку в шкалу «ин­теллектуализация» также включены утверждения из шкал «анну­лирование» и «сублимация», то полученные результаты дают возможность говорить о том, что для курсантов, наряду со стрем­лением к рациональности действий, характерна самокритичность (это свидетельствует о развитой рефлексии), умение не только направлять свою энергию в социально приемлемое русло, но и подходить творчески к решению возникающих проблем.

Третьим по частоте использования находится отрицание, на что указывают следующие данные: у 15% курсантов высокая на­пряженность по шкале данного МПЗ; у 47% – на среднем уровне. Отрицание – наиболее раннийонтогенетически и наиболее при­митивный МПЗ. Он развивается с целью сдерживания эмоции принятия окружающих, если они демонстрируют эмоциональную индифферентность или отвержение. Человека с отрицанием как ведущим механизмом защиты отличают оптимизм, эгоцентризм, стремление быть в центре внимания, самонадеянность, хвастов­ство и др.

Другие МПЗ не имеют столь высокого уровня выраженности. Следует также отметить и следующее: у подавляющего большин­ства курсантов отмечается редкое использование таких МПЗ как регрессия (78%), реактивное образование (72%), вытеснение (69%) и замещение (68%). Среди перечисленных МПЗ лишь низ­кий уровень использования регрессии является позитивной тен­денцией, поскольку свидетельстует о том, что курсанты не стре­мятся прибегать к простым и привычным для них поведенческим стереотипам. Данная особенность поведения существенно повы­шает общий потенциал благополучного разрешения личностью затруднительных ситуаций и урегулирования конфликтов.

В отношении использования других МПЗ нельзя судить од­нозначно, поскольку в зависимости от конкретной ситуации и об­стоятельств они могут оказать положительный либо негативный результат.Что касается механизма реактивного образования, то он является весьма сложным для распознавания в поведении че­ловека, поскольку его проявление сопряжено с радикальной трансформацией первоначальных желаний, стереотипов поведе­ния в их противоположности.

Использование механизма «вытеснение» может привести как к снижению тревоги и повышению эффективности коммуника­ции, так и к межличностным конфликтам в результате забывания определенной информации, если она имеет важное отношение не только к данному человеку, но и затрагивает еще чьи-то интере­сы.

Положительные виды замещения отчасти могут напоминать сублимацию, так как включают в себя перевод агрессивной, от­рицательно заряженной энергии в созидательную активность. Общеизвестно, когда люди находятся в возбужденном состоянии, онимогут выполнить огромное количество физической работы [2].

Результаты статистической обработки эмпирических данных с применением непараметрического критерия Манна-Уитни ука­зывают на наличие между юношами и девушками трех статисти­чески значимых различий по шкалам механизмов психологиче­ской защиты. У юношей больше, чем у девушек напряженность по шкале «подавление» ф < 0,03); а у девушек – по шкале «про­екция» ф < 0,01) и «реактивное образование (р < 0,01). Это гово­рит о том, что для юношей больше, чем для девушек характерно игнорирование проблем, умение отгородиться от них. По сравне­нию с юношами, девушки отличаются большей подозрительно­стью, а также они чаще бросаются из крайности в крайность. Кроме того, у девушек выше, чем у юношей, уровень общей на­пряженности механизмов психологической защиты (р < 0,01 ), что указывает на их повышенную уязвимость в экстремальных си­туациях (снижение адаптационного потенциала из-за неразре­шенных внутриличностных и межличностных конфликтов).

МПЗ могут как способствовать разрешению ряда проблем, так и послужить причиной возникновения новых. Проблемы в ре­зультате использования какого-либо МПЗ возникают в том слу­чае, когда отмечается его высокая выраженность, вследствие чего он не справляется со своей функцией. Это означает, что он не способен надежно удерживать беспокоящие мысли вне созна­тельного, чтобы человек мог без излишней тревоги и волнений найти оптимальный вариант решения проблемы, адаптироваться к возникшим изменениям.

Таким образом, результаты, полученные на нашей выборке, свидетельствуют о наиболее частом использовании курсантами таких механизмов психологической защиты как «проекция» и «интеллектуализация». Сопоставление результатов по методикам Р. Плутчика «Индекс жизненного стиля» и С. Хофболла «Страте­гии преодоления стрессовых ситуаций» (в адаптации Н.Е. Водопьяновой и Е.С. Старченковой) дает основание предпо­лагать, что МПЗ эффективно справляются со своей функцией, то есть способствуют успешному протеканию процесса адаптации. Лишь у 3% курсантов выявлена деструктивность копинг-поведения.

Принимая во внимание специфику учебно-воспитательного процесса и условий жизнедеятельности курсантов (жесткая структурированность жизнедеятельности, развитая система офи­циально утвержденных санкций, высокие физические нагрузки и др.), полученные данные могут указывать, насколько благопо­лучно протекает психологическая адаптация к будущей профес­сии.

Результаты, полученные в ходе исследования, о напряженно­сти МПЗ, о предпочитаемых моделях и стратегиях копинг-поведения, также имеют и прикладное значение: во-первых, дают возможность научно обоснованного прогнозирования поведения курсантов в определенных ситуациях; во-вторых, позволяют оп­тимальным образом организовать коррекционно-развивающую работу военных психологов, направленную на профилактику или устранение психологической дезадаптации курсантов.

Грицевич Т.Д.

г. Минск, Республика Беларусь

Источник: Личность курсанта: психологические особенности бы¬тия: материалы Междунар. науч.-практ. конф. / отв. ред. С.Д. Некрасов. Краснодар: ВУНЦ ВВС «ВВА», Кубанский гос. ун-т, 2012. 275 с. 300 экз.

Инфо для авторов