Леонардо да Винчи открыл феномен гипервентиляционной гипокапнии

Леонардо да Винчи не был медиком, но проявлял глубокий интерес к медицине, в частности, к ана­томическим исследованиям и биомеханике организма. Изучая анатомию чело­века, он посещал вскрытия, сотрудничая с врачом Марко Антонио из Павии, и создал 120 (!) альбомов анатомических рисунков, опередив великого Андрея Везалия, превратившего анатомию в науку. Леонардо да Винчи мечтал о стек­лянной модели, позволявшей наблюдать движение крови в сердце (Марчукова С.М., 2003). Несмотря на это, в медицине, к сожалению, нет ни одного эпонима, который увековечивал бы имя гения эпохи Возрождения. Это, по нашему мне­нию, является несправедливым. И вот почему.

Знакомясь с сочинениями Леонардо да Винчи, среди подборки его пара­доксальных загадок, написанных в виде пародий на эсхатологические кликуше­ства современника Леонардо, религиозного доминиканского проповедника Джироламо Савонаролы (1452-1498) и известных как «Предсказания», мы слу­чайно обнаружили любопытный текст – «С.А. 370 г. О тушении свечи – тем, кто ложится спать», мимо которого медику пройти просто невозможно: «Мно­гие, слишком поспешно выпуская дыхание, потеряют зрение, а вскоре и все чувства».

Установлены гуморальное активирующее влияние повышенного парци­ального давления углекислого газа в крови и в ликворе на дыхательный центр и его антиоксидантный эффект, отда­ляющий наступление необратимых стадий гипоксического некробиоза клеток (Зайчик А.Ш., Чурилов Л.П., 2008).

К гипокапнии может привести интенсивная искусственная вентиляция легких, а также непроизвольная и про­извольная гипервентиляция. Преподавателям внутренних болезней хорошо зна­комы случаи обмороков у пациентов, которых целая группа усердных студен­тов просит глубоко и непозволительно долго дышать во время аускультации легких.

Гипокапния вызывает значительные изменения физико-химических свойств организма, обмена веществ и многих физиологических функций. По мере снижения парциального давления углекислого газа в альвеолярном возду­хе и его напряжения в крови и ликворе ритмическое возбуждение дыхательного центра постепенно ослабевает, дыхание становится аритмичным или полно­стью прекращается. Выраженная гипокапния вызывает «гипервентиляционный синдром». При этом страдает мозговое кровообращение с головокружением, потемнением и мельканием в глазах и т.п., нарушаются психомоторная деятельность и тонкая двигательная координация, в частности, почерк (Маршак М.Е., 1969). Чаще на­блюдаются снижение умственной работоспособности, нарушения ориентации, могут возникать гипертонус скелетных мышц, судороги и даже потеря сознания (обморок). Гипокапния отягощает течение гипоксии и вносит вклад в патогенез высотной и горной болезней, бронхиальной астмы.

Первым термин «гипервентиляционный синдром» применил в 1871 г. для описания расстройств, связанных с одышкой у пациентов с «солдатским серд­цем», участник Гражданской войны в США врач Джейкоб Мендез Да Коста (1833-1900), которого и считают первооткрывателем данного синдрома. Одна­ко Леонардо да Винчи заметил и описал этот феномен на 350 лет раньше. Пора­зительная наблюдательность гения, который не только занимался анатомией и пневмодинамикой, но и первым описал исход гипервентиляции легких, позво­ляет считать именно его первооткрывателем гипокапнии. Поскольку «наука от­личается от лженауки тем, что предсказывает будущее в своей области» (Дж. Дж. Томсон), то Леонардо да Винчи убедительно зафиксировал торжество на­учного мировоззрения над религиозным мракобесием и обскурантизмом в фор­ме шутливых, но удивительно оправдывающихся «Предсказаний».

Мы предлагаем явление гипокапнии при произвольной гипервентиляции легких впредь именовать «феноменом Леонардо да Винчи». Пусть это будет со стороны медиков данью памяти величайшему человеку всех времен и народов.

Ю.И. Строев, Л.П. Чурилов

ия
Жизнь и творчество Уильяма Ослера
February 5, 2013 · Автор: revo · Рубрика: Медицина · Edit

Сэр Уильям Ослер – выдающийся терапевт и ученый-медик, один из основоположников клинической патофизиологии, реформатор англоязычно­го медицинского образования, переведший его на практические рельсы, родил­ся в 1849 г. в Канаде в семье англиканского проповедника и был младшим из его 9 детей. В 1870 г. он окончил медицинскую школу в Торонто, затем про­должил образование в Университете МакГилл в Монреале, где в 1872 г. полу­чил медицинскую степень. Как и другие великие клиницисты, он посвятил свою деятельность сначала патологической анатомии и общей патологии, со­вершенствуя свои знания в Европе у ведущих медиков той эпохи: Дж. Бёрдона-Сэндерсона, Р. Вирхова, Л. Траубе, Б. Лангенбека, Ф. Гебры, К. Рокитанского. После непродолжительной врачебной практики в Онтарио, с 1875 г., он – про­фессор кафедры внутренних болезней в Университете МакГилл, в Монреале

(Канада), с 1876 г. – патолог, а с 1878 г. – врач Монреальской больницы. В Университете МакГилл У. Ослер преподавал не только внутренние болезни, но также физиологию и патологию. По сути, он был первым патофизиологом сре­ди врачей Нового Света. В 1884 г. он получает предложение Пенсильванского университета (США) и броском монеты решает положительно вопрос, ехать ли ему в Филадельфию преподавать. Именно здесь им будет вскоре основана Аме­риканская медицинская ассоциация. В 1888 г. У. Ослер принимает предложение вновь организованного Университета Джоунса Хопкинса в Балтиморе, стано­вится там первым профессором-клиницистом и вместе с соратниками в корот­кий срок закладывает основы принципиально новой для западного мира систе­мы преподавания медицины, выводя молодой университет на лидирующие по­зиции. Здесь он создал свое бессмертное руководство «The Principles and Prac­tice of Medicine», вдохновившее миллионера-филантропа Джона Д. Рокфеллера на открытие рокфеллеровского фонда и Института медицинских исследований. Здесь же он женился на праправнучке легендарного героя американской рево­люции Поля Ривьера. У. Ослер для англоязычного медицинского образования сыграл такую же роль, что Н.И. Пирогов – для образования русскоязычного. Слава У. Ослера перешагнула границы относительно провинциальной, по на­учным меркам XIX века, Северной Америки. С 1905 г. он работает в Оксфорде (Великобритания), где сменил своего учителя Дж. Бёрдон-Сэндерсона.

В Британии У. Ослер собрал лучшую медицинскую библиотеку той эпо­хи. После смерти великого ученого она была завещана Университету МакГилл, где и находится доныне. У. Ослер был библиофилом и даже библиоманом. Он говорил: «To study medicine without reading textbooks is like going to sea without charts, but to study medicine without dealing with patients is not going to sea at all». Созданные им библиотеки и каталоги являются образцовыми. В 2010 г. нам по­счастливилось посетить мемориальную Bibliotheca Osleriana в Университете МакГилл (рис. 2), где до сих пор ощущается присутствие великого ученого и врача. Там же покоится и прах супругов Ослер.

Всего У. Ослер создал свыше 700 работ, посвященных вопросам внутрен­них болезней, хирургии, паразитологии, истории медицины, культурологии, дидактики и педагогики. Он открыл новые виды нематод (Filaria Osleri) и тре­матод (Sphryanura Osleri), первым (1873) подробно описал ранее открытые кро­вяные пластинки и подострый эндокардит с типичными для него красными узелками на коже пальцев – признаком микроэмболий (симптом Ослера), а также синдром перемежающейся желтухи с ознобом при желчнокаменной бо­лезни. В 1903 г., вслед за А. Вакезом, он описал синдром полицитемии (болезнь Вакеза-Ослера), а в 1907 г. – синдром наследственных геморрагических телеан-гиэктазий (болезнь Ослера-Рандю). Его классическое руководство по внутрен­ней медицине многократно переиздавалось на разных языках мира, включая даже китайский, являясь настольной книгой клиницистов всех стран.

Он обладал редкостным даром воспитания молодых врачей. Его называли избранником природы. У. Ослер отрицал шовинизм и национальную ограни­ченность, слыл «апостолом международной медицины» (Л. фон Ашофф), счи­тал, что «изучение медицины есть изучение болезни с помощью искреннего на­блюдения без предвзятых теорий». У. Ослер был невысокого роста, за что сту­денты любовно называли его «бэби-професор». Студентам он говорил, что «тайна успешной работы заключается в систематическом распределении того, что надо сделать, и в методическом выполнении этого». «В нем сочетался ши­рочайший гуманизм с глубочайшими познаниями», больные дети с нетерпени­ем ждали его и сожалели, когда он уходил (М.Я. Брейтман, 1928). У. Ослер, че­ловек скромных материальных запросов, слыл добрейшим и одним из самых гостеприимных людей в Оксфорде. Однажды в холодный день на прогулке близ университета ему встретился пьяница-нищий. Профессор отдал ему свое пальто, чтобы тот мог согреться. Через некоторое время пальто вернулось к У. Ослеру: нищий умер, завещав перед смертью вернуть пальто «его другу», из­вестному всему Оксфорду доктору. Профессор долго его донашивал, так как на новое пальто у него тогда не было средств. Ряд важных работ У. Ослера посвя­щен болезням легких, в особенности туберкулезу и пневмониям, борьбе с кото­рыми он отдал большую часть своей жизни. Он сам страдал периодическими приступами бронхита, которые нередко заканчивались пневмониями, и, даже будучи больным, продолжал работать за письменным столом.

Во время очередной бронхопневмонии он написал крупную работу имен­но об этом заболевании. Последняя его пневмония осложнилась плевритом с эмпиемой плевры, за операцией последовало развитие легочного абсцесса, а после второй операции, 29 декабря 1919 года, наступила трагическая развязка. Для проведения его аутопсии У. Ослер заранее сам назначил своих учеников (её провел А. Дж. Гибсон, которого Ослер видел во сне за этим занятием еще в октябре 1917 г.!) и завещал свой мозг Институту Вистара, членом Антрополо­гического общества которого он состоял. Исследования, в том числе – прове­денные новыми методами 40 лет спустя У. Пенфилдом, продемонстрировали отсутствие дегенеративно-атрофиче-ских изменений мозга, несмотря на атеро­склероз церебральных артерий. Сейчас мозг гениального медика хранится в Медицинском колледже Филадельфии, в Музее Муттера. Человек блестящего ума и искрометного остроумия, баронет Британской короны сэр Уильям остал­ся в истории медицины не только благодаря своим открытиям и книгам, но и в связи со своей знаменитой классификацией врачей. Он делил их на 4 группы: «Много делающие и ничего не говорящие, много говорящие и ничего не де­лающие, много делающие и говорящие и, наконец, ничего не говорящие и ни­чего не делающие. Последние зарабатывают больше всех». Под псевдонимом «Egerton Yorrick Davis, отставной капитан армии США, военный хирург» он написал немало шуточных и пародийных научно-медицинских заметок и ста­тей, ряд из них медицинские журналы всерьёз перепечатывали и цитировали, принимая за чистую монету. Афоризмы У. Ослера цитируются очень часто, на­пример его знаменитая фраза о «relative uselessness of a men over forty years of age». Незадолго до кончины в беседе с другом – доктором А. Маллоком, да­вавшим ему советы, он в последний раз грустно пошутил: «Арчи, чудак ты старый! Я наблюдаю этот случай уже 2 месяца – жаль только, не увижу ре­зультатов вскрытия…». После У. Ослера в истории канадской медицинской науки появились и другие фигуры, сопоставимые с ним по разносторонности и энциклопедизму знаний, по умению пройти весь путь от первоначальных экс­периментально-клинических наблюдений – до больших философских обобще­ний. Именно таким «ослерианцем» по духу своего творчества был, как мы убе­ждены, другой великий монреалец – Ганс Гуго Бруно Селье (1907-1982), мно­голетний сотрудник Университета МакГилл и читатель ослеровской библиоте­ки. Пожилая дама-библиотекарь, помнившая Г. Селье, рассказала нам, что тот «брал на свой абонемент удивительно много немедицинской, философской и художественной литературы».

Жизнь и творчество таких людей, как У. Ослер или Г. Селье, подтвер­ждают неоднократно подмеченную истину: настоящий большой ученый не мо­жет быть просто специалистом. Его творческое горение всегда касается многих интересных ему областей, а плоды его гения развивают не одно лишь узкоспе­циальное знание, но культуру в целом.

Авторы: Л.П.Чурилов, Ю.И. Строев

Загальна патологiя та патологiчна фiзiологiя (Луганськ). – 2010. – т. 5. – № 2. – с. 55.

Инфо для авторов