Гендерный аспект нормативности поведения личности

Разделение людей на мужчин и женщин является централь­ной установкой восприятия нами себя и окружающих, склады­вающейся у детей еще в раннем возрасте под влиянием как фи­зиологических, так и социальных (культурных) факторов и про­должающейся в течении всей человеческой жизни. Что обуслав­ливает дифференциальную социализацию, а, следовательно, и различные гендерные ожидания, возникающие, по мнению неко­торых социальных психологов, вследствие нормативного давле­ния, то есть механизма того, как человек вынужден подстраи­ваться под общественные или групповые ожидания, чтобы обще­ство не отвергло его. А реакция на это давление представляет со­бой уровень нормативности (реализацию групповых норм).

Актуальность исследования состоит в том, что, несмотря на проведенные многими авторами исследования проблемы норма­тивности поведения личности, учеными недостаточно освещен вопрос о влиянии на данный фактор такой важной характеристи­ки как тип гендерной идентичности.

В процессе изучения литературы, посвященной проблеме гендерной идентификации в современной психологии, сложилось авторское видение феномена “гендерной идентичности”, которую можно определить как разновидность культурной идентичности, которая направлена на идентификацию человека с образом со­циокультурного существа и представляет собой целую систему качеств, которые относятся не к полу, а к его культурной сущно­сти. Она поддерживается социальным окружением человека, со­циальными ожиданиями относительно поведенческих и мотива-ционных установок и опирается на половозрастные особенности организма и половую идентичность человека.

Результатом дифференциального подражания можно считать нормативное поведение, т. е. поведение, связанное с реализацией групповых норм, общих для их членов ролевых стандартов пове­дения. При этом уровень нормативности индивидуально варьиру­ется. Данный фактор характеризует особенности эмоционально-волевой сферы (настойчивость, организованность – безответст­венность, неорганизованность) и особенности регуляции соци­ального поведения (принятие или игнорирование общепринятых моральных правил и норм). Психоаналитики интерпретируют его как высокое супер-эго и как низкое супер-эго.

В соответствии с целью изучения гендерного аспекта уровня нормативности поведения личности был подобран диагностиче­ский инструментарий для исследования уровня нормативности и гендерной идентичности у испытуемых, который формировался с учетом представлений современной науки о гендере, феномене и особенностях проявления нормативности. Основным показателем уровня нормативности поведения личности в нашей работе вы­ступает фактор «О» 16-факторного личностного опросника Р. Кеттелла: «низкая нормативность поведения – высокая норма­тивность поведения». Гендерная идентичность испытуемых была определена   при   помощи   пятой   шкалы   «мужественности­женственности» стандартизированного многофакторного метода исследования личности СМИЛ (модифицированный тест ММР1).

В результате проведенного на базе Краснодарского универ­ситета МВД России исследования курсантов первого курса фа­культета юриспруденции в количестве 39 человек были установ­лены различия в показателях уровня нормативности поведения испытуемых различной гендерной принадлежности. Нами было установлено, что среди юношей и девушек преобладает андрогинный тип личности, диагностируемый у 56,4% испытуемых в нашей выборке (22 человека). Фемининный тип личности выяв­лен у 18% респондентов (7 человек), а маскулинный – у 25,6% (10 человек). При этом нами не было выявлено лиц с гендерными конфликтами (ни маскулинных девушек, ни фемининных юно­шей). Также в обследованной выборке не обнаружено юношей и девушек, чью гендерную принадлежность можно было бы отне­сти к недифференцированному типу.

Сравнение средних показателей у выборок по гендерному признаку показало наличие различных уровней нормативности поведения личности у большинства респондентов. Выявлено, что у подавляющего большинства испытуемых показатели уровня нормативности поведения находятся в пределах нормы (5-6 сте-нов). Качественный анализ результатов показал, что испытуемые с различным уровнем нормативности поведения в разной степени привержены традиционным моделям полоролевого поведения. Респонденты, имеющие ярко выделенный гендер, соответствую­щий их половой принадлежности (фемининные женщины и мас­кулинные мужчины) особенно сильно мотивированы в плане реализации в своем поведении нормативных гендерных стандар­тов их общества, что выражается в высоких показателях по шкале нормативности поведения. Им свойственно развитое чувство дол­га и ответственности, осознанное соблюдение общепринятых мо­ральных правил и норм. Они активно подавляют в себе любое поведение, которое может быть расценено окружающими как не­свойственное гендеру.

Андрогинные испытуемые мужского и женского пола, испы­тывая на себе давление гендерно-поляризованной культуры, чаще переживают конфликтные состояния личных устремлений и не­согласие с тендерными предубеждениями. Чувства внутреннего напряжения и дискомфорта могут найти выход в поведенческих проявлениях, о чем свидетельствуют более низкие показатели по шкале нормативности поведения, выражающаяся в импульсивно­сти, гибкости по отношению к социальным нормам, большей степенью свободы от их влияния.

Итак, получены эмпирические подтверждения, что существу­ет взаимосвязь между типом гендерной идентичности и уровнем нормативности поведения личности.

Кужильная Е.В.

г. Краснодар, Россия

Источник: Личность курсанта: психологические особенности бы¬тия: материалы Междунар. науч.-практ. конф. / отв. ред. С.Д. Некрасов. Краснодар: ВУНЦ ВВС «ВВА», Кубанский гос. ун-т, 2012. 275 с. 300 экз.

Инфо для авторов